Культура

Москва, 08 фев, понедельник


Книги на ноябрь

«Expert Online» 02 ноя 2015
Елена Пальм/Интерпресс/ТАСС

Иммануил Валлерстайн «Мир-система Модерна. Том I. Капиталистическое сельское хозяйство и истоки европейского мира-экономики в XVI веке». – М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2015. – 552 с., ил. – 1000 экз.

Этот фундаментальный, подробнейшим образом прокомментированный труд по истории экономики опубликован ещё в 1974 году, но в России вышел только сейчас. XVI век, по Валлерстайну, – время рывка, в котором родился современный мир, хотя имеет смысл говорить о «долгом» XVI веке, который для некоторый стран завершился лишь к 1650-му году. Изобретательность капиталистов в это время достигла новых вершин, а самосознание эксплуатируемых – оформилось. В это время обрели однородность различные политические конструкции, и для стран Европы наметились различные «особые пути», которые привели их к расцвету или угасанию. Россия, оставаясь за скобками Европы и всё же вблизи неё, была самостоятельным «миром-экономикой», в определённых отраслях недостаточно технологичным, зато ориентированным в большей мере на внутренний рынок, устойчивым и сосредотачивающимся.

Михаил Марусенко «Языки и национальная идентичность: современные вызовы национальному единству и территориальной целостности». – М.: Научно-политическая книга, 2015. – 575 с. – 1000 экз.

Мы редко осознаём, насколько целенаправленным и управляемым является процесс создания нации и национального языка. Нация – это не только люди, которые условились о чём-то помнить, но и, не в меньшей степени, те, которые договорились о чём-то забыть. Умение отрицать определённые периоды своей истории и языкового развития яко небывшие, с тем чтобы вернуться к более ранним этапам (иногда даже полумифическим) – важный рычаг, с помощью которого укрепляется нация и создаётся общий язык, объединяющий различные диалектные группы. Где, с какой целью совершаются эти процессы, и как в современном мире сочетаются разнонаправленные тенденции: «цивилизационное» понимание нации как общей культуры и памяти – и усиление этническо-языковой составляющей (вроде бы архаичной) – об этом рассуждает в своей книге доктор филологических наук, заведующий кафедрой романской филологии СПбГУ Михаил Марусенко.

Чарльз Маккей «Наиболее распространённые заблуждения и безумства толпы». – М.: Альпина Паблишер, 2015. – 683 с. – тираж не указан.

Это второе издание книги, которая в России впервые вышла в 1998 году, а за рубежом стала популярной значительно раньше. Подробная и поучительная история финансовых и мистико-религиозных, а также псевдонаучных авантюр, которые порой захлёстывали целые европейские государства, включая правящую верхушку. Поучительно, что практически всегда находились люди, которые видели обман насквозь – но, пока общество не пресыщалось очередной авантюрой, их никто не слушал. Людей словно охватывало массовое помешательство, сродни стадному чувству, и от него не были застрахованы ни простолюдины, ни блестящие дворяне, ни даже образованные книжники. Народы, которые сегодня могут представляться нам образцом здравомыслия, не были такими в недавней своей истории. Вероятно, Маккей охотно продлил бы своё исследование и на нашу современность, однако он умер ещё в 1889 году, оставив потомкам судить, многое ли изменилось.

Анатолий Дёмин «Древнерусская литература как литература». – М.: Языки славянской культуры, 2015. – 488 с. – 600 экз.

Профессор Литинститута Анатолий Сергеевич Дёмин написал о древнерусской литературе не так, как пишут о хрестоматийных культурных памятниках или исторических источниках. Он видит в ней именно литературу: систему образов, художественный метод (включая штампы), индивидуальные особенности словоприменения, авторскую позицию. Его интересует фигура летописца, индивидуальность, умонастроение, этические принципы, которые находят отражение даже в таком отвлечённом от личности автора жанре, как хроника. Как преломляются в древнерусской литературе легенды Священного Писания, какими красками и штрихами рисуются люди добродетельные – и злодеи или просто отрицательные персонажи. Несмотря на внимание к частным подробностям, Дёмин занимается и классификацией текстов: по циклам или же по сходству мотивов и образов. Главный вывод, который можно сделать из этой книги: древнерусская литература – не засушенный временем свод, её можно читать как живое и нередко полемическое повествование.

Ральф Фюкс «Зелёная революция. Экономический рост без ущерба для экологии». – М.: Альпина нон-фикшн, 2016. – 330 с. – 2000 экз.

Автор этой книги – сенатор по вопросам окружающей среды и городского развития в земле Бремен, сопредседатель Партии зелёных. Ральф Фюкс излагает систему взглядов на функционирование общества, в котором возрастающие потребности экономики удовлетворяются без конфликта (а иногда и в симбиозе) с окружающей средой. Многообразие возможностей использования ресурсов природы – которые люди вплоть до недавнего времени не считали ресурсами – поистине впечатляет. Фюкс рассказывает о садах на крышах домов, которые могли бы «связывать 80% углеродных выбросов промышленных предприятий Германии»; о предприятиях замкнутого биоцикла, где помогают воспроизводить друг друга рыба и овощи… Он напоминает, что в 1993 году немецкие концерны предрекали, что солнце и ветер покроют всего 4% потребности в электричестве, но уже через 10 лет возобновляемые источники удовлетворяли четверть потребностей Германии. И, по мнению лидера зелёных, всё ещё впереди. Более того: у человечества, если оно намерено развиваться без дискриминации, нет другого выбора.

Игорь Орлов «Коммунальная страна: становление советского жилищно-коммунального хозяйства». – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2015. – 335 с., ил. – 600 экз.

Исследователь советской повседневности, доктор исторических наук Игорь Орлов написал информативную книгу о становлении российского коммунального хозяйства, в начале XX века и без того малоразвитого, а затем подточенного Первой мировой войной, во многом разрушенного войной Гражданской. Советское коммунальное хозяйство создавалось хотя и по большой необходимости, но фактически вопреки всему – хроническому недофинансированию, курсу на ускоренную индустриализацию в ущерб бытовым потребностям, ограничению частной инициативы. Всё же постепенно оно развивалось, и уже в довоенное время наметилась очевидная целенаправленная тенденция к повышенному ресурсообеспечению и созданию одного, по советским понятиям, образцового города (столицы), который будет впоследствии разрастаться, притягивая всё больше людей и денег, превращаясь в особый и сравнительно благоустроенный мир, куда ехали те, кого стали называть «лимитчиками».

Йоран Терборн «Мир. Руководство для начинающих». – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2015. – 336 с. – 1000 экз.

Книга профессора социологии Кембриджского университета Йорана Терборна представляет собой поверхностный, но информативный анализ процессов глобализации, миграции, возрастания экологической нагрузки, урбанизации для различных цивилизационных моделей, начиная с древности и до нашего времени. Как люди в разных частях земного шара начинают самостоятельную жизнь, вступают в брак, работают (зарабатывают) и стареют; какие воззрения, жизненные представления кажутся наиболее значимыми, а какие – пренебрежимыми в Европе, Азии, Африке; почему и каким образом человечество, развиваясь, оказалось там, где оно сейчас находится – по каждому из этих вопросов вполне можно было создать отдельное исследование, но Терборн занят составлением краткого путеводителя – гида по новому миру текучего модерна после очередной волны глобализации, где границы между государствами полустёрты, но всё же различимы и имеют свою историю.

Михаил Соколов, Катерина Губа и др. «Как становятся профессорами: академические карьеры, рынки и власть в пяти странах». – М.: Новое литературное обозрение, 2015. – 832 с. – 1000 экз.

Девальвация учёных степеней – явление, имеющее место не только в России, но и на Западе. Более того: формально в России значительно труднее фальсифицировать учёную степень – в нашей стране в процесс вовлечена масса участников, причём большинство из них диссертант выбирает не самостоятельно – в то время как, например, во Франции «комиссию плюшевых мишек» при желании собирает сам претендент или его руководитель. Но только в России девальвация степеней осознаётся как нечто очень болезненное и посягающее на основы бытия высшей школы. Группа социологов из Петербурга, Томска, а также работающих за границей, сделала сравнительный анализ для пяти стран (Франции, Германии, США, Британии, России): как поэтапно выстраивается научная карьера, какие перспективы даёт получение учёной степени, и почему в России сбой в научной аттестации является индикатором фундаментального сбоя системы.

Барбара Оакли «Думай как математик». – М.: Альпина Паблишер, 2015. – 284 с. – 2000 экз.

Книги о перестройке сознания могут настораживать, но в данном случае перед читателем не рассуждения психолога, а советы опытных практикующих преподавателей математики и естественнонаучных дисциплин. Барбара Оакли, которая их собрала, систематизировала и обработала, сама прошла путь от запуганного в школе «математикофоба», закоренелого филолога (и, кстати, переводчика с русского) - до преподавателя технических дисциплин, доктора наук. Как начать получать удовольствие от точности и сложных расчётов; как победить прокрастинацию – паразитирующее в нас желание откладывать неприятные дела на потом; как, наконец, перестать укорять себя за ошибки, ведь ошибки и вопросы, когда мы чего-то не понимаем, – настоящий путь к успеху. Обо всём этом книга Барбары Оакли – женщины, которая служила в американских ВС и плавала на советских рыболовных судах в Беринговом море, а потом пришла к выводу, что для жизненного успеха ей необходима математика.

Книги предоставлены магазином «Фаланстер»




    Реклама

    Победа маркетинга над смыслом

    Сразу четыре кинофраншизы, вышедшие в этом году, попали в десятку самых кассовых фильмов в истории кино, собрав в общей сложности 6,5 млрд долларов. Во всех четырех случаях маркетинговые достижения затмили достижения художественные

    Литература

    Писатель на руинах империи

    Дмитрий Глуховский относится к тем редким писателям, которым удалось собственными силами добиться внимания массовой читательской аудитории. Оказавшись незваным гостем в кругу топовых авторов, он не изменил однажды избранной им стратегии, которая предусматривает в том числе расширение его персональной сферы интеллектуального влияния на весь мир




    Реклама