Политика

Москва, 10 фев, среда


Переговоры без таковых

«Expert Online» 29 янв 2016
Андрей Епихин/ТАСС

29 января в Женеве с четырехдневным опозданием стартует очередной раунд переговоров по разрешению сирийской гражданской войны. О том, чтобы по итогам этой встречи стороны достигли реальной пакетной сделки, речи не идет - успехом будет само завершение этого раунда, без скандалов и демонстративных отъездов.

В конце прошлого года Россия, США и другие страны, так или иначе участвующие в сирийской гражданской войне, выработали некую дорожную карту, предполагающую ряд последовательных действий в переговорном процессе. В рамках первого этапа оппозиция должна была выставить единых делегатов и выработать единую позицию на переговорах с Асадом. И этот первый этап уже провалился - за более чем месяц противники Асада не смогли прийти к консенсусу ни по одному важному вопросу. По сути нет даже как таковой единой оппозиции: существует несколько групп боевиков, одни из которых согласились принимать участие в переговорах, а другие - нет. «У нас есть понимание о том, что группа представителей сирийской оппозиции, которая сформирована по итогам московских и каирских встреч, также готова к конструктивному взаимодействию и работе. С их стороны мы не видим никаких предварительных условий, и они полностью готовы к запуску того переговорного процесса, о котором была достигнута соответствующая договоренность», - отметила представитель МИД России Мария Захарова.

Развилка на дорожной карте

Проблемы возникли с теми представителями оппозиции, которые собирались в Эр-Рияде - членами так называемого «Высшего комитета по переговорам» (более трех десятков различных организаций, объединенных единым спонсором в лице КСА). Они отказываются принимать участие в женевских дискуссиях до тех пор, пока Россия не прекратит бомбить позиции противников Асада, а сирийские войска не прекратят осаждать занимаемые оппозицией населенные пункты. «Асад верит исключительно в военное решение конфликта, ему не нужен политический процесс - утверждает один из лидеров этой группировки, бывший премьер-министр Сирии Рияд Хиджаб. - И России этот процесс тоже не нужен. Они (Москва и Дамаск) пришли на эти переговоры лишь для того, чтобы их провалить». Рияд Хиджаб - идеальный пример того, как время и саудовские деньги могут изменить человека - в самом начале сирийской гражданской войны Хиджаб был губернатором провинции Латакия, и на встрече с корреспондентом «Эксперт Online» он рассказывал о большой любви к России.

С другой стороны, великие державы не смогли выполнить другой пункт этой дорожной карты - согласовать полный список сил, которые могут быть допущены до переговорного процесса. Так, Москва (уступившая требованиям США и Турции не допускать до переговоров курдов - в конце концов, России это выгодно, поскольку курды очень обиделись на американцев и сделали для себя нужные Кремлю выводы) выступает категорически против участия в переговорах радикальных исламистов, в частности из группировок «Ахрар аш-Шам» и «Джайш аль-Ислам». «Наша принципиальная позиция заключается в том, что включение организаций, которые являются террористическими, недопустимо. Мы от этого не отходим», - заявила Мария Захарова. - Террористические организации не должны участвовать в переговорах. Если вы говорите о борьбе с терроризмом, то она должна строиться на единых принципах, без двойных стандартов, без объявления одних террористов "хорошими", а других "плохими"».

Время против оппозиции

Озвученные Марией Захаровой аргументы, с одной стороны, слабые. В вопросе о терроризме практически не обходится без двойных стандартов, поскольку в отношении большей части организаций у международного сообщества нет единого мнения о том, кто они: террористы или «борцы за свободу». В России «Правый сектор» является террористами, в США же так не считают, поэтому имеют полное право оказывать им всякую поддержку. Аналогично и с ополчением Донбасса - для Украины они являются террористами, а для России нет.

Другое дело что на данных конкретных переговорах позиция Москвы сильна, поскольку эта позиция побеждающей стороны. И ее требование об исключении исламистских организаций, которые она считает террористическими, является фактически ультиматумом. Москве, Дамаску и Тегерану нет никакого смысла идти на болезненные компромиссы и допускать ту же Ахрар аш-Шам до переговорного процесса, поскольку Женевские переговоры больше нужны проигрывающей стороне. Время играет не на стороне последней - с каждым днем армия Башара Асада захватывает новые территории и усиливает свои позиции. На крайний случай сирийские власти всегда могут вообще обойтись без женевского формата и на двусторонней основе договориться с наиболее вменяемыми полевыми командирами.

 

Непрямые переговоры

Между тем, этот ультиматум неприемлем для Саудовской Аравии. Ни для кого не секрет, что Эр-Рияд не только поддерживает теснейшие контакты с сирийскими исламистами, но и намерен опираться на них в будущей Сирии. И если той же группировке «Ахрар аш-Шам» не найдется места за переговорным столом (за которым стороны намерены распределять должности и полномочия в послевоенной Сирии), то значит и саудитам в этом государстве места тоже не будет. Что, в свою очередь, означает тотальное и абсолютное поражение КСА в сирийской гражданской войне. Которое, как не раз писал «Эксперт», вызовет очень серьезные вопросы как внутри Саудовской Аравии (например, о компетентности ответственных за войну принцев и о целесообразности совершенных трат), так и среди ее союзников, многие из которых могут усомниться в способности КСА противостоять тому же Ирану. Именно поэтому Саудовская Аравия будет делать все возможное для срыва переговоров - и отказ курируемой ею оппозиции участвовать в Женевском формате, это лишь один из инструментов, доступных Эр-Рияду.

В этой ситуации понятно, почему переговорный процесс в Женеве на данный момент будет представлять из себя «непрямые» переговоры в виде отдельных встреч спецпосланника генсека ООН по Сирии Стефано де Мистуры с различными делегациями. И начнет он с представителей легитимной сирийской власти. «Непрямые переговоры дают мне огромную гибкость относительно того, как, сколько раз и с кем встречаться. Ясно лишь одно - непрямые переговоры будут идти до того момента, пока не настанет время для прямых переговоров. Все остальное остается открытым в определенной степени для того, чтобы можно было адаптироваться и изобретать, потому что ситуация требует этого», - пояснил дипломат.




    Реклама



    Реклама



    Forum/TASS

    Конфликт с Россией как попутный ветер

    Последнее время в российской повестке стало много Польши. Скандал с перевозчиками, снос памятника Черняховскому, возобновление расследования катастрофы с самолетом Качинского, оскорбительное интервью с Мединским. Польша обречена быть застрельщиком против России, и, в общем, даже совсем не против такой роли

    Россия готовится воевать на юге

    Министр обороны России Сергей Шойгу объявил в понедельник 8 января о проведении с пяти часов утра внезапной проверки боеготовности в войсках Южного военного округа (ЮВО), отдельных соединениях ВДВ и военно-транспортной авиации, сообщил ТАСС. Проверка начата по решению Верховного Главнокомандующего, войска приведены при этом в полную боевую готовность

    США решили сражаться с Россией

    Министр обороны США Эштон Картер озвучил пять главных вызовов безопасности Америки. Ими оказались Россия, Китай, Северная Корея, Иран и запрещенное в Российской Федерации ИГ. При всем своеобразии этого списка, спорить с ним сложно. Каждая страна по-своему, с точки зрения США представляет вызов для США. Но одна фраза из выступления американского министра обороны действительно крайне настораживает