Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Война за классовое господство

«Expert Online» 2016

Войны, хоть и происходят между странами, могут иметь классовую подоплеку. В этом отношении та война, что постепенно разворачивается сейчас, как раз и из таких, классовых.

Иммануил Валлерстайн много раз писал о противостоянии между Давосом и Порту-Аллегро (Бразилия). В первом собираются капиталисты и глобалисты (читай империалисты), во втором соответственно левые и интернационалисты. Давос можно заменить на G7, не зря антиглобалисты так воюют с "семеркой", былой "восьмеркой".

Мы находимся между двух лагерей. То, что РФ покинула "восьмерку", вполне закономерно. Но и к Порту-Аллегро нам прибиться трудно. Там вообще идею государства не очень жалуют, а у нас оно усиливается.

Допустим, леваки не правы. Первое, что они начинают делать, придя к власти, а такое случается, это строить сильное государство. Все социалистические государства были или являются очень сильными. Сегодня это Китай и Куба. Можно добавить и Швецию.

Но они правы в том смысле, что все современные государства строятся если не на идее, то на практике классового господства. А говорили, что классовое, это устарелое что-то. Если это и старое, то хорошо забытое, как говорится. Так что неожиданно "оно возвращается", причем не иногда, как в фильме, а повсеместно.

Является ли наше государство исключением? Это очень серьезный вопрос. Да, от олигарха до мелкого бюрократа протянулся слой, очень напоминающий высший правящий класс. Иной вопрос, это свой класс? Или скорее это внешняя Ост-Индская компания (которая Индией управляла, как колониальная государственная власть, но дивиденды акционерам платила, как корпорация). Да кажется свой.

Политический инстинкт подсказывает правителям высшего звена выход. Так, ОНФ это не фейк, а попытка преодолеть систему классового господства, поскольку это необходимо. Чисто классовая власть у нас не удержится, см. например случай Украины. Революцию, названную в свое время "перестройкой", мы вроде бы не отмечаем (21 августа проходит скромно как День флага), но на самом деле именно ее празднуем в День России 12 июня. Она проходила под лозунгами демократии и суверенитета. Вот это не надо забывать. Две были цели, два лозунга, народное правление и сохранение суверенитета. Для всех республик речь шла об обретении суверенитета, а у нас о сохранении, поскольку тождественный нам, союзный, улетучивался. Не без помощи российских деятелей, но это в данном случае другой вопрос.

Суверенитет сохранили, демократию почти потеряли. Ее парадоксально не ценили сами "демократы", оказавшиеся всего лишь прозападными либералами (а даже не либералами почвенниками).

В итоге обрисовался парадокс еще больший. Война, реальная цель которой - классовое господство нынешней мировой элиты над остальным миром, объявлена ею же "войной за демократию". Против нас в том числе. С нами воевать за демократию? Да у нас вся элита из низов в первом поколении. У нас же революционное государство. А они с нами за демократию воюют. Крупнейшие капиталисты, империалисты, которым что чужое государство. что 100 или 100 тыс. человек в каком-нибудь Ираке уничтожить, это вообще ничто. У которых один лишь ВПК на этом зарабатывает больше наших олигархов вместе взятых.

У них даже светлая мечта о новой технологической революции зловеща, как ведьма из Блэр. Вот недавний Давос и, казалось бы, перспективная идея Клауса Шваба о "Четвертой промышленной революции". Но выиграть от нее должно классовое меньшинство. Это прежде всего "акционеры и инвесторы", да примкнувшие к ним изобретатели, которым (пока?) оказано снисхождение. И, как говорит председатель Давосского форума Шваб, "будут все больше стираться различие между такими понятиями, как война и мир; воюющая и невоюющая стороны, и даже насилие и ненасилие". Да и так уже насилие повсюду. Нет, надо еще потереть грань ластиком.

По наиболее мрачному сценарию, о котором честно говорит профессор Шваб, эта революция «"роботизирует" человечество и лишит людей сердца и души». Есть правда и не такой мрачный, но зато менее определенный и точно не гарантированный. А если смотреть на нынешние социальные тенденции, и на самих авторов идеи, то можно только поблагодарить их за откровенность в части прогноза о лишении души и сердца. Ясно, что если даже это не основная цель, то из-за риска плохого сценария отказываться от грядущих социально-экономических изменений никто не будет. А в их основе, попробуем расшифровать давосский посыл, управление сознанием "оцифрованного" потребителя. Как минимум - для сбыта ему по усовершенствованным товаропроводящим сетям произведенной роботами продукции, полезность которой для человека никто даже не рассматривает. Как максимум - для чего угодно, и вряд ли для демократии, она в этом не нуждается.

Технологии конечно какие будут, такие будут, и "цифра" и роботы, и 3d принтеры никуда от нас не денутся. Но трактовка, которую придал всему этому Давос - это классовая трактовка, классового господства, вот, о чем тут речь.

Это поразительный прогноз, пришедший на смену гуманистическим идеям второй половины XX века об обществе всеобщего благосостояния, справедливости и социальном равенстве через рыночные и политические механизмы. Разговор о такой технологической революции происходил в Швейцарских Альпах на фоне финансового хаоса в мире, и вскоре к нему свелся. Этот хаос - дело рук той же элиты. И она же посылает в разные точки мира войска. За демократию? Или за гегемонию? Скорее все-таки за второе.

Наша попытка играть в мировой гегемонистский олигархический капитализм в общем-то уже в прошлом. Но и новой игры пока не видно, хотя серьезное дело уже есть. В Сирии и на Украине мы явно отстаиваем что-то важное и связанное со справедливостью.





    Реклама



    Реклама