Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Политика

Конфликт с Россией как попутный ветер

«Expert Online» 2016
Forum/TASS

Последнее время в российской повестке стало много Польши. Скандал с перевозчиками, снос памятника Черняховскому, возобновление расследования катастрофы с самолетом Качинского, оскорбительное интервью с Мединским. Польша обречена быть застрельщиком против России, и, в общем, даже совсем не против такой роли

О нынешних российско-польских отношениях и конфликте между новой польской властью и ЕС в интервью Эксперту Online рассказал Специалист по европейской политике, доцент НИУ ВШЭ Дмитрий Офицеров-Бельский.

За грузы и генерала

В последнее время между Россией и Польшей разгорается новый скандал - на этот раз с перевозчиками. В чем его причина?

Изначально это был исключительно экономический вопрос, который приобрел затем и политическую окраску. С польской стороны была попытка получить значительно большие, чем прежде, квоты. Между тем, рынок автоперевозок так устроен, что каждая из сторон имеет свои строго определенные лимиты, что должно поставить перевозчиков из разных стран в приблизительно равные условия. Есть и многочисленные сопутствующие вопросы, такие как плата за пользование дорогами в другой стране и т.д.

В принципе, такие проблемы случались и раньше, но в результате удавалось договариваться. Но сейчас проблема заключается даже не только в том, что поляки хотят вытеснить российских перевозчиков, но и в том, что их целью является фактическая монополизация грузоперевозок с Россией и Белоруссией в рамках ЕС. Обходных путей, по большому счету, нет и они решили на этом сыграть. Сыграли, и в результате на данный момент обе стороны терпят убытки, а потенциально могут выиграть перевозчики из Литвы и Белоруссии. Кстати, последней было срочно выдано десять тысяч разрешений, чтобы товаропоток полностью не встал. И еще, конечно же, выиграют в Финляндии – если решение проблемы затянется, то грузы пойдут через финские порты.

Если же говорить о юридической стороне дела, то все квоты делятся на три категории: транзитные перевозки, двусторонние перевозки и так называемые перевозки в пользу третьих стран. В последнем случае это может быть, например, перевозка груза из Берлина в Москву польскими транспортными компаниями. И с того момента как у нас в стране вступили в силу изменения в законодательстве, трактовка перевозок в пользу третьих стран радикально изменилась. Теперь, кстати, таковой считается и траспортировка товаров, произведенных в Польше зарубежными компаниями.Согласно новым нормам такие перевозки сильно ограничиваются. Так что удар по польским транспортным компаниямполучается достаточно серьёзный и им есть из-за чего спорить.

Еще одним скандалом стала ситуация с памятником Черняховскому, которая вылилась в очень острую дискуссию российского министра культуры Владимира Мединского с польской ведущей. В чем генерал виноват?

Потрясающий генерал был, между прочим. Командовал 3-м Белорусским фронтом, а ему тогда не было и сорока. Однако в Польше вменяют ему в вину то, что якобы под его руководством осуществлялось разоружение боевиков Армии Крайовой после вступления советских войск на территорию Польши. Документальных подтверждений этому нет, да и быть не может. Просто потому, что такие задачи не входили в его функционал. Так называемой «августовской облавой» руководили помощник начальника Главного Управления „СМЕРШ“ генерал-майор Горгонов и начальник Управления Контрразведки 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Зеленин. А приказ отдавался начальником СМЕРШа Виктором Абакумовым. Эта операция была не совсем по армейской части, по крайней мере с точки зрения планирования и руководства. Не уверен, что все эти тонкости в Польше знают.

 Но есть и другой важный вопрос. Я говорю о мифе об Армии Крайовой как о героях без страха и упрека, боровшихся за свободу своей отчизны. На деле же за исключением Варшавского восстания практически до конца войны никакой реальной борьбы этой «армии» с немцами не было. Скажем так, эта «армия» была так хорошо законспирирована, что не проявляла себя ни словом, ни действием. Впрочем, немцы отмечали некоторую принципиальность польских боевиков – они грабили только белорусов и нападали на спасавшихся бегством евреев, но поляков не трогали. С приходом советских войск совершали вылазки и грабежи обозов, что и повлекло неизбежную реакцию.

Обречены на конфликт?

Помимо тактических проблем у нас с Польшей продолжаются и стратегические конфликты, в частности на Украине. В чем суть российско-польского противостояния на Украине? Разве Варшаве нужен киевский режим в нынешнем состоянии? И, кстати, почему украинцы берут политических варягов из провалившей реформы Литвы, но не из сравнительно успешно прошедшей горнило реформ Польши?

Польские советники на Украине присутствуют, но их вряд ли кт-то слушает: украинские элиты слишком поглощены процессом передела собственности. А на значимые должности в украинской власти никто из серьезных персон не пойдет – репутация дороже.

Если же говорить о польских интересах на Украине, то они весьма велики. Начиная от экономических, заканчивая стратегическими мифологемами. Я имею в виду ту знаменитую фразу Бжезинского, которого нигде кроме как в Польше давно уже всерьез не воспринимают - о том, что России никогда не стать вновь империей, если только она вновь не присоединит к себе Украину.

Да, в Польше видят сейчас совсем не те изменения на Украине, каких хотелось изначально. Но самое главное для Варшавы - продолжение процесса дерусификации Украины. В общем-то достаточно одного этого , чтобы продолжать поддерживать политику нынешних киевских властей.

Насколько вообще принципиальна и системна антироссийская заточенность польской внешней политики? Или тут на Варшаву в Москве наговаривают?

Можно заметить, что из всех стран Восточной Европы плохие отношения у России только с теми странами, с которыми она граничит. Кроме Польши это еще и прибалтийские республики. И дело не в особой исторической памяти – был и чехословацкий 1968 год и венгерский 1956 год. А если углубиться в историю, то венгры до сих пор помнят подавление войсками Николая I восстания против Габсбургов в XIX веке. Но это не мешает текущим делам, так что историческая память здесь ни при чем. А вот попытка сыграть на своем пограничье с Россией и любой конфликт ловить как попутный ветер – это есть.

Есть еще одна закономерность. Отношения с Польшей всегда налаживаются когда начинается нормализация отношений Москвы и  Вашингтона. «Дружба» Путина и Квасневского длилась ровно до тех пор, пока Россия не испортила отношения с США, выступив против операции по свержению Саддама. А разрядка, которую обыкновенно связывают с гибелью Леха Качиньского и конструктивной поначалу политикой Туска, на самом деле была связана с «перезагрузкой» в российско-американских отношениях. Закончилась перезагрузка, завершилась и нормализация отношений с Варшавой.

Существуют ли тогда перспективы выстраивания нормальных российско-польских отношений? Что для этого нужно сделать? Версия с пятым разделом Польши не принимается.

Повода для нормализации отношений у России и Польши нет. Тем более, что это во многом зависит от Соединенных Штатов. Возможно, ситуация могла бы быть иной, если бы у нас имелись достаточно весомые темы для двусторонней повестки. Но их нет – ни в экономике, ни в политике. При этом мы не можем быть друг к другу совершенно нейтральны и это оставляет простор лишь для политических склок и негатива.

Европейская страна?

Польша считает себя лидером Восточной Европы. Но считают ли ее таковой восточноевропейцы?

Первоначально это были только амбиции. Более того, одно время Польша оказалась даже в изоляции среди стран Вышеградской группы. Но теперь ситуация иная и польское лидерство является несомненным. И это не только следствие польских успехов в экономике или, к примеру, того, что она обладает армией, превышающей совокупно армии Чехии, Венгрии и Словакии. Во многом благодаря польской активности на нее сделали ставку в Вашингтоне, Берлине и Брюсселе. И теперь будет интересно понаблюдать за развитием событий, учитывая то, что Качиньский и его молодые товарищи стали головной болью для своих прежних европейских союзников.

Прежние союзники дают понять, что Польша при Качиньских идет куда-то не туда. Получается, они признали, что Польша так и не стала ответственным членом ЕС?

Сложно говорить об ответственных членах ЕС сейчас, когда каждая европейская страна готова заботиться лишь исключительно о собственных интересах. К примеру, можно ли Великобританию назвать ответственным членом ЕС? Она таковым никогда не была, но уважать британцев и прислушиваться к их мнению обязаны были все. Сейчас Польша открыто солидаризируется с британскими требованиями по реформе ЕС и для Брюсселя это дополнительное испытание. Но представлять ситуацию исключительно в темных тонах, как это любят делать у нас, совершенно не стоит. Стоило в Бундестаге обмолвиться о возможности санкций в отношении Польши как у нас все замерли в предвкушении наказания поляков. Нет, ничего критического пока не произошло и, мне кажется, не произойдет. Конфликт с Брюсселем, а точнее с нынешним составом еврочиновников, не означает кризиса в отношениях с остальными европейскими странами. А если говорить о соседях по региону, то там Польша имеет все шансы возглавить фланг евроскептиков. Что же касается отношений с Германией, то поляки сейчас позволяют себе демонстрацию независимости, политики вступают в острые полемики, но в реальности никакого принципиального пересмотра отношений между двумя странами не произошло. Думаю, что нормализация отношений произойдёт еще до новых выборов в Бундестаг, которые состоятся в сентябре 2017 года. Хотя столь нарочито теплыми и полными взаимных комплиментов как раньше они, конечно же, не будут.




    Реклама



    Реклама