Москва, 05 фев, пятница

Есть ли жизнь после нефтяного коммунизма?

Экономика и финансы / Бюджет При аккуратном обращении с дефицитом бюджет России сможет пережить дальнейшее падение цен на нефть в течение несколькие следующих лет. Единственное, что потребуется в этой ситуации, — творчество, а не «царствование лежа на боку», как это позволяла делать растущая цена нефти в предыдущие 15 лет
  1. Последнее дело
    Представьте, что вы потеряли работу, однако у вас есть небольшая, но качественная коллекция ювелирных украшений, доставшаяся вам по наследству от пра- или прапрадедушки — знатного дореволюционного ювелира
  2. Не говорите «приватизация» — говорите «распродажа»
    Приватизация для пополнения бюджета в текущих условиях невыгодна. Простые расчеты показывают: гораздо выгоднее пополнять бюджет с помощью выпуска ОФЗ. Продажа госсобственности должна осуществляться только по приемлемым ценам и широким слоям инвесторов


Полная версия материала доступна только подписчикам

Читать материалы в полном объеме могут только те, кто оформил платную подписку на ONLINE-версию журнала.
Вы можете ознакомиться с вариантами подписки ниже
Прочитать за 30

Вы можете прочитать эту статью всего за 30 рублей

Прочитать статью из журнала без регистрации*, с возможностью оплаты любым удобным способом
Весь номер за 55

Или получить доступ ко всем статьям этого номера

Необходима регистрация
«Эксперт» № 5
Выпуск журнала «Эксперт» Получить доступ ко всем статьям этого номера
Получить доступ за 55
Подпишитесь, чтобы иметь полный доступ к материалам журнала «Эксперт»
Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru
Журнал + Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru + доставка печатной версии
Журнал «Эксперт» Доставка печатной версии журнала
Уже оформили подписку? Авторизируйтесь
* Без регистрации вы сможете читать статью только на том устройстве, и в том браузере,
с которого была произведена оплата. Чтобы иметь доступ с любого устройства создайте аккаунт

Вершина бюджетного айсберга по итогам прошлого года не выглядит устрашающей: дефицит федеральной казны составил чуть менее 2 трлн рублей, или 2,6% ВВП. Это существенно меньше как в абсолютном, так и в относительном выражении, нежели предусматривалось и в исходной, и в скорректированных версиях Закона о бюджете. 

Почему так произошло и какой бюджетная ситуация будет в дальнейшем? На сколько нам хватит средств Резервного фонда? И так ли он нам важен вообще, ведь Минфин может обратиться к внутренним заимствованиям? 

Доходы: два союзника — инфляция и депрессия 

По сравнению с 2014 годом доходы сократились по номиналу почти на 6%. Реально же, если исходить из среднегодового дефлятора потребительских цен в 15,5%, ресурсы федерального бюджета уменьшились на 18,5% против предыдущего года. Практически целиком — из-за падения нефтегазовых доходов. Их недобор даже по номиналу по сравнению с 2014 годом составил 21%. 

Причина в том, что эластичность курса рубля, дешевеющего по мере падения цены нефти, оказалась недостаточной, чтобы компенсировать потери в долларовом выражении. Формула «постоянной рублевой цены нефти», к которой по наивности прибегали некоторые комментаторылюбители, оказалась неверной, особенно в последние месяцы, когда ослабление рубля сдерживалось произошедшими структурными изменениями в платежном балансе (сокращением расходов валюты на зарубежный туризм и зарплаты гастарбайтеров). Кроме того, с падением цены нефти оба нефтегазовых налога (НДПИ и вывозные пошлины) снижаются еще быстрее. Формулы их расчета предусматривают некий необлагаемый минимум и, стало быть, налогообложение сектора является в каком-то смысле прогрессивным по отношению к цене. 

Недобор нефтегазовых доходов частично компенсировали более высокие ненефтегазовые доходы. Против 2014 года они выросли на 10%, что даже больше их прироста в 2014-м в сравнении с предыдущим годом (9%). 

Причины высокого уровня ненефтегазовых доходов кроются не только в более высокой инфляции (в среднегодовом выражении она выросла вдвое по сравнению с 2014 годом), но и в депрессии в российской экономике. Из-за спада рынок труда оставался в подавленном состоянии, реальная зарплата снизилась на 10%. Соответственно выросла прибыль, и не только у сырьевых экспортеров. Налог на прибыль, зачисляемый в федеральный бюджет, благодаря удешевлению труда вырос за прошлый год на фантастические 19%. Несмотря на сильно (примерно на 10%) рухнувшие конечные покупки, внутренний НДС вырос на 12% из-за инфляции, и даже «импортный» НДС — при упавшем в 1,6 раза в долларовом эквиваленте импорте — вырос за год на 1%. 

В качестве второй причины повышения ненефтегазовых доходов называют улучшение их собираемости. Федеральная налоговая служба сообщила о введении автоматизированной системы контроля за прохождением товаров через границу, повидимому, с созданием единой базы данных по паспортам сделок и таможенным декларациям, что позволит контролировать их соответствие друг другу (о планах внедрения такой системы заявлялось еще п

Сжатие производства и импорта затронуло физобъем нефтегазовых доходов
После военных и пенсионных трат и поддержки проблемных госбанков денег на остальные статьи остается все меньше
Из резервного фонда профинансирован не только дефицит, но и сокращение госдолга, и приобретение финактивов


Касперский на смену Калашникову

За последние шесть лет экспорт российского программного обеспечения вырос почти втрое и достиг 7 млрд долларов. На увеличение зарубежных поставок ИТ-продуктов из РФ влияет сокращение внутреннего российского ИТ-рынка, а также девальвация рубля. «Если раньше из российских экспортных продуктов все знали Калашникова, то теперь все знают Касперского», — в таких формулировках участники российского ИТ-рынка говорят о развитии экспорта программного обеспечения (ПО) из РФ, которое идет хорошими темпами

«Москву могут спасти только сильные решения»

«Прокладка второго контура автомобильных дорог, строительство Центрального железнодорожного вокзала в Сити, создание системы региональных электричек-экспрессов типа парижской RER — реализация именно таких революционных проектов позволит решить транспортный вопрос Москвы», — считает урбанист Илья Заливухин.