Москва, 05 фев, пятница


Монстры противогололедного рынка

01 фев 2016

Вот уже год основатель компании, производящей высокотехнологичные противогололедные смеси, находится в следственном изоляторе. Обвинение постоянно меняет свое содержание, и, скорее всего, это дело постигнет судьба 85% уголовных дел по экономическим составам

Насколько распространена практика использования уголовных дел для отъема бизнеса или его части? Из 200 тыс. дел, возбужденных следственными органами за 2014 год, до суда дошли только 46 тыс., еще 15 тыс. развалилось в суде. Приговором закончились лишь 15% дел. При этом около 80% предпринимателей, на которых заведены дела, полностью или частично потеряли бизнес. Приводя эти цифры во время годового послания Федеральному собранию, Владимир Путин сказал: «Это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата. Я прошу следственные органы и прокуратуру обратить на это особое внимание».

В последние два кризисных года эта тенденция, кажется, набирает силу. Статья УК «Мошенничество» становится слишком часто используемым рычагом давления на бизнес. Причем если раньше это были конфликты с достаточно ясной подоплекой — нечистые на руку конкуренты таким образом решали свои проблемы, то теперь растет число «странных» дел, как правило связанных с активностью служащих госкомпаний или иным образом встроенных в «систему» субъектов. Но есть процессы не просто странные, но карикатурные, когда обвинительное заключение противоречит здравому смыслу. Как оказалось, среди них есть такие, которые приводят к технологической стагнации целые отрасли промышленности.

Речь идет об истории человека, фактически создавшего в России современную индустрию производства противогололедных реагентов (ПГР). В декабре исполнился год, как Рустам Гильфанов сидит в следственном изоляторе.

Мошенничество?

В начале прошлого года в отрасли противогололедных реагентов произошло событие, способное привести к серьезному сокращению инвестиций: основателя Уральского завода противогололедных материалов (УЗПМ) Рустама Гильфанова неожиданно арестовали в Москве. На него завели дело о мошенничестве. Якобы, предложив Москве свой противогололедный реагент, он ввел чиновников в заблуждение и поставил по контракту товар, не соответствующий требованиям. При этом правительство Москвы на всех уровнях отказалось признать себя потерпевшей стороной, утверждая, что все контракты поставщиком выполнены в полном объеме, а эффективность их применения подтверждена заключениями экспертиз профильных институтов и статистическими данными по аварийной ситуации на участках дорог, где применяли этот реагент. Что конкретно инкриминируют Рустаму, определить непросто, так как фабула обвинения за год кардинально менялась несколько раз. В первоначальном обвинительном заключении следствие утверждало, что поставки по госконтракту не были совершены в необходимом объеме, а деньги присвоены лично Гильфановым, притом что обвиняемый в рассматриваемый период официально вообще не имел отношения к предприятию. Проверка в транспортных компаниях и дорожных службах, а также экспертиза состояния участков дорог, оперативно инициированная следственной группой, показала ошибочность подозрений. Затем в обвинении появилась другая формулировка: якобы он поставил в столицу совсем не то, что полагалось по контракту. Очередная проверка, включающая экспертизу состава продукта, также выявила необоснованность выводов следствия.

Рустам Гильфанов zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz2.jpg
Рустам Гильфанов

Окончательный вариант обвинительного заключения, появившийся 22 октября 2015 года, вовсе спорит с химией как наукой: «Наличие формиата натрия в составе ПГР в пропорции 10–30% не оказывало существенного влияния на противогололедные свойства реагента». Однако на необходимость включения формиатов (солей органических кислот) в состав противогололедных реагентов, а также на преимущества многокомпонентных составов неоднократно указывали заключения государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) регламентов (технологий) зимнего содержания объектов дорожного хозяйства, а также рекомендации профильных научных центров, в частности РосдорНИИ, Центрального НИИ кожевенно-обувной промышленности, НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А. Н. Сысина. Применение противогололедных реагентов с формиатом натрия было рекомендовано и Министерством транспорта. Формиаты широко исследованы самыми разными научными центрами на предмет эффективности при плавлении льда. В 2010 году Всероссийский институт авиационных материалов рекомендовал их к применению в качестве высокоэффективных, низкокоррозионных и высокоэкологичных противогололедных материалов. Таким образом, вопрос использования реагентов с формиатом натрия в Москве был положительно решен задолго до вменяемого Гильфанову мошенничества.

Ведущий специалист по противогололедным реагентам в России руководитель лаборатории реагентов РосдорНИИ профессор Юрий Розов в беседе с корреспондентом «Эксперта» отметил, что начало использования в России формиата натрия — это огромный шаг вперед: «Из муравьиной кислоты делаются даже лекарства. За рубежом для борьбы с гололедом он используется широко. Не знаю, кто пускает эту волну, что якобы это яд для дорог. Он эффективен. Цена высокая, но это за счет того, что это химический продукт, из муравьев его не добывают. Но его используют в качестве добавки, чтобы реагент не влиял на зелень, бетонные покрытия, обувь. Есть еще ацетаты, но они дороже. Их позволяют себе использовать аэропорты, а мы, дорожники, не можем, поэтому добавляем формиат, чтобы как-то разбавлять натрий хлор, который по всей России идет».

Уголовное дело просто-таки изобилует абсурдностью пунктов обвинения и нелогичностью. Например, как сказано в заключении независимого адвокатского бюро «Юрлов и партнеры»: «…Определение требований к поставляемой продукции целиком находится в компетенции и ведении государственного заказчика». «Предприниматель лишь может принимать условия конкурса и конкурсной документации или просто отказаться от участия в торгах, это его право», — отмечает адвокат Тимофей Ермак.

«Договоры все выполнены, поставки осуществлены, претензий не было, — рассуждает генеральный директор УЗПМ Дмитрий Пылев. — А через несколько лет выходит человек и говорит: знаете, вашим товаром клиент недоволен. Москва уже четвертый год использует эти реагенты, травматизм сократился в два с половиной раза. В 2010 году доходило до 8500 человек травмированных, сейчас — 2500. За четыре года применения засоление почвы сократилось в два с половиной раза».

Откуда взялось это дело и кому оно выгодно, понять сложно. Если бы это было делом рук рейдеров, то Гильфанов получил бы намек об интересе к активу. Если это конкурентные разборки в борьбе за московский рынок сбыта, то на последние конкурсы, проведенные, когда Гильфанов уже был арестован, никто, кроме УЗМП, и не вышел. Да и не мог выйти. Быстро поставить реагент в объемах, который требует Москва, сегодня не способен никто, кроме уральского завода и концерна «Зиракс». Остаются две логические версии: выбрана случайная жертва для выполнения плана или в этом заинтересован кто-то близкий к компании. Скорее всего, все понимают, что «дело не складывается», но закрыть дело бывает еще сложнее, чем его открыть.

Дмитрий Пылев, рассуждая о возможных причинах странного поведения следствия, говорит так: «Я не берусь строить гипотезы, но мы уверены, что дело заказное. Сначала следствие говорило: “Вы вообще ничего не завезли”, потом, когда подняли данные РЖД и крупных автоперевозчиков, выяснилось, что все-таки перевозили, потом говорили, что привозили, но не то, а теперь выяснили, что все-таки то. Теперь говорят, что то — это не совсем то. Углубились в проблемы научные и проблемы ведения городского хозяйства. Теперь следователи говорят: привозили то, но нужно ли это то заказчику? Следствие уходит в такие тонкости: давайте не все качества формата рассматривать, а только основные, и так далее. Мы так и не поняли, чей это заказ. Очевидно лишь, что заказ активный».

Стоит отметить, что главный следователь Центрального аппарата Следственного комитета по этому уголовному делу Юрий Лаврецкий отказался давать комментарии нашему корреспонденту, указывая, что все контакты со СМИ ему категорически запрещены. Ответом же Следственного комитета на официальный запрос был отказ объяснять дело по существу, ссылаясь на тайну следствия.

Между тем, когда мы разбирались в тонкостях уголовного дела, нам стало интересно исследовать саму отрасль и выяснить, насколько повлияли инвестиции Рустама Гильфанова на развитие самого рынка.

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz3.jpg

Песок и соль

Первым дорожным противогололедным материалом (ПГМ) в мире (в том числе в России) стал обычный речной песок, но поскольку песок не плавит лед, эффективность этого метода была близка к нулю. Затем люди открыли особые свойства соли, которая не просто обеспечивает сцепление на дороге, но и плавит лед, предотвращая дальнейшее обледенение дорожного полотна. Но применять соль в качестве ПГМ не могли до начала добычи технической соли методом отвалов на рубеже XX века, что сделало ее дешевой. Впрочем, соль в чистом виде в своих дворах и на подъездных дорогах использовали только состоятельные люди, а для системной работы с дорожной инфраструктурой смешивали соль и песок в пропорции 1:5. Так появилась песко-соляная смесь, доля на дорогах городов которой и сегодня превышает 90%.

Однако этот противогололедный материал обладает серьезными недостатками: каждую весну песок, который остается на дорогах и тротуарах, загрязняет газоны и забивает водостоки. Соль, попадая в почву, делает почву непригодной для растениеводства. Соль ведет себя агрессивно по отношению практически ко всем атрибутам человеческой жизни — обуви, меху, одежде и даже коже человека.

При этом рынок огромен. Емкость российского рынка соли — 6 млн тонн, а Россия добывает только 3 млн. Остальное приходит из Белоруссии, Украины (открытые карьеры) и Казахстана (Аральское море). В России крупнейшие поставщики — компании, добывающие калий («Уралкалий», «Тыреть»), которые получает соль в своих карьерных отвалах в качестве побочного продукта. Но эта соль очень грязная, и для того, чтобы она стала пригодной к использованию в качестве ПГР, ее необходимо подвергнуть промышленной очистке. Среди крупных игроков также можно назвать «Руссоль» (соленое озеро Баскунчак, Астрахань). В этой отрасли процесс импортозамещения запущен при непосредственном участии государства: по программе, утвержденной правительством, крупные игроки рынка соли планируют к 2019 году обеспечить почти 100% потребности страны.

В начале XXI века, с бурным развитием прикладной химии, начался поиск более эффективных противогололедных средств. В 2001 году на основе исследований Лейпцигского института бытовой химии префектура Бонна выпустила приказ «Об использовании особых реагентов против обледенения дорог», в котором предписывалось применять новый вид ПГМ на основе формиата натрия — биоразлагаемой соли. Этот шаг стал революцией в противогололедных технологиях, однако широкого распространения новый реагент не получил из-за высокой стоимости — на мировом рынке формиат натрия стоит в среднем 1200 долларов за тонну, песко-соляная смесь же, даже самая качественная, продается за 200–250 долларов за тонну. Чистый формиат натрия используют в основном на военных и гражданских аэродромах, так как это вещество практически не вызывает коррозию металлов. В городах же, чтобы вышло подешевле, смешивают формиат с более дешевыми компонентами.

Наша наука двигалась по тому же пути, а сегодня даже опережает конкурентов. Ключевую роль здесь сыграл личностный фактор. 22 ноября 2000 года мэр Москвы Юрий Лужков торопился в Кремль на заседание Госсовета, который должен был пройти во главе с новым президентом страны. По пути к своей машине градоначальник поскользнулся на льду и очень жестко приземлился. Тогдашние сотрудники аппарата президента, присутствующие на том первом путинском Госсовете, вспоминают, что его участники были немало удивлены поведением Юрия Михайловича, который сначала не хотел садиться на приготовленное для него кресло, а затем все время ерзал на стуле, приподнимаясь и как бы облокачиваясь на стол. Чтобы проверить эту информацию, я не поленился и посмотрел архивные записи ВГТРК, заснятые на том мероприятии: показания подтвердились.

Уже на следующий день появилось постановление правительства Москвы «О мерах по уменьшению вредного воздействия на экологическую обстановку в городе при применении противогололедных реагентов в зимний период 2000–2001 гг.», в котором профильным департаментам было поручено создать комиссию по изучению способностей отечественной химии разработать новые противогололедные реагенты. Головным предприятием был назначен профильный РосдорНИИ, который и стал в итоге основным агрегатором ресурсов R&D по проекту. В рамках изыскательских работ этой комиссии были изучены образцы лучших ПГР, применяющихся в городах Германии, Израиля, США, Канады, Нидерландов и Швеции.

Песко-соляная смесь на дорогах и тротуарах городов загрязняет почву, портит обувь и увеличивает расходы муниципалитетов на дорожные службы zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz4.jpg
Песко-соляная смесь на дорогах и тротуарах городов загрязняет почву, портит обувь и увеличивает расходы муниципалитетов на дорожные службы

Пермский старт формиата

Для создания совершенно нового типа технических компетенций и его дальнейшей интенсивной коммерциализации, то есть быстрого формирования полноценного рынка, необходимо было гармонично срастить политическую волю и частный капитал. И если с политической волей благодаря случаю с московским мэром проблем не было, то с частными инвестициями в новые, не гарантированно окупаемые технологии дело обстояло значительно хуже. К сожалению, комиссия, даже наделенная большими полномочиями, не смогла найти партнеров, готовых вкладывать длинные деньги в создание эффективного отечественного противогололедного реагента. А дорожные службы российских городов продолжили сыпать на дороги песок с технической солью, иногда разбавляя эти компоненты мраморной и гранитной крошкой, царапающей автомобили и режущей обувь, или хлоридом магния, загрязняющим почвы.

Первым российским инвестором, всерьез занявшимся темой ПГР, стал пермский бизнесмен Рустам Гильфанов. Тема противогололедных материалов его заинтересовала еще до злосчастного первого Госсовета, но причина внимания к проблеме была схожей: из-за сильного гололеда Рустам не смог справиться с управлением машиной на скользкой дороге. А последней каплей стал случай, когда только что подаренные женой ботинки при первом же проходе по улицам Перми потрескались и приняли вид пожеванной лошадью резины. Чтобы не обидеть жену, Рустам все равно в них ходил, но все следующие годы Гильфанов, несмотря на постоянные ее протесты, почти все заработанные деньги тратил на обустройство собственной лаборатории прямо у себя дома.

Он изучил основы прикладной химии и, используя морозилку, стал экспериментировать с различными веществами, пытаясь найти в них ледоплавильные свойства. Очень быстро технических ресурсов домашней лаборатории ему стало не хватать, и, чтобы продолжить исследования уже на промышленном уровне со своими наработками, в 2003 году Рустам пошел в профильные институты — РосдорНИИ, НИИ кожевенной промышленности и другие. Все работы предприниматель финансировал сам. Выяснилось, что при добавлении определенного количества формиата натрия в специальным образом подготовленную противогололедную смесь на порядок снижается коррозионная активность реагента, воздействие на бетонное покрытие, на обувь, а загрязнения почвы и вовсе практически не происходит. А если это все компактировать под высоким давлением, то экологический эффект увеличивается еще на 40–60%.

Профессор СПбГУ химик Николай Формин рассказывает о свойствах солей муравьиной кислоты: «Когда формиат попадает в почву, под воздействием бактерий, которые находятся в почве, и солнечных лучей, он разлагается на углекислый газ и воду, а бактерии в почве это очень любят. Они начинают активно это кушать и заодно перерабатывать все, что попало туда: выхлопные газы, соль. Почвы очищаются. Исследования в НИИ почвоведения, Сельхозакадемии, проводившиеся в течение последних лет, доказали, что применение формиата натрия повышает способность почв к самоочищению. Уровень засорения на экспериментальных участках снизился в два с половиной — три раза».

После того как, пользуясь научной базой отечественных отраслевых институтов, Гильфанов вывел оптимальную рецептуру нового противогололедного реагента, он решил пойти дальше и создать в России отрасль производства экологически чистых ПГР. Для этого он выкупил территорию заброшенного автопарка, подвел к ней подъездные железнодорожные пути и построил там цех по производству нового продукта. В 2010 году была запущена в эксплуатацию производственная линия мощностью 30 тонн в сутки, а в 2011-м мощность была доведена до 50 тонн. Так в нашей стране появилось первое и пока единственное специализированное предприятие по выпуску твердых дорожных ПГР — Уральский завод противогололедных материалов.

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz5.jpg

Взятие Москвы

В 2011 году УЗПМ выиграл конкурс правительства Москвы на поставку многокомпонентных реагентов «Бионорд» для обеспечения нужд дорожных служб столицы, после чего производительность линии была увеличена до 100 тонн в сутки. Результат тестового использования обрадовал госкомиссию: в тех районах, где использовался новый ПГР на основе формиата натрия, количество ДТП сократилось на 15%, а засоленность почвы — почти в три раза. Применение на тротуарах тоже оправдало себя: количество травм от падений на гололеде сократилось в два с половиной раза.

В целом московский рынок ПГМ примерно на 45% состоит из жидких реагентов, на 25% — из двухкомпонентного хлористого кальция с натрием, остальные 30% занимает поставляемый пермским заводом «Бионорд». Основной поставщик жидких реагентов для Москвы — Мосводоканал, который недавно построил собственный завод.

Заместитель начальника отдела благоустройства Управления дорог и внешнего благоустройства администрации Хабаровска Виталий Колтанюк рассказал о тонкостях работы дорожных служб с ПГР. «В нашем городе много лет использовали песко-соляную смесь, а “Бионорд” — пять лет. Сравнивать эти два материала совершенно бессмысленно, потому что два разных принципа уборки: пескосоль позволяет на какое-то время сделать наледь менее скользкой. Этот способ незаменим на Дальнем Востоке при очень низких температурах, ниже тридцати градусов, и горном рельефе. Но при этом песко-соляная смесь не плавит лед. “Бионорд” же при температуре до минус двадцати градусов лед растапливает, и мы полностью можем очистить покрытие. Кроме того, у растворимых реагентов экологическая и экономическая составляющая лучше: расход песка — более 300 граммов на квадратный метр, “Бионорда” для наших климатических условиях — в среднем 125 граммов. То есть обработка дорожного полотна одной машиной без захода на базу увеличивается с реагентами в два-три раза. Это значительная экономия ГСМ, снижение нагрузки на дороги. Реагент топит 15–25 процентов снежной массы, а значит, и вывозить приходится меньше. Это тоже значительная экономия. При использовании “Бионорда” также сокращается объем работ по весне: нужно только мытье дорог и прометание. А вот там, где была рассыпана песко-соляная смесь, нам приходится еще несколько недель выгребать этот песок с улиц, чистить ливневую канализацию. Кстати, и учитывать расход реагентов намного проще. Они приходят упакованные в мешках. Расход четко дозируется. Соответственно, легко посчитать, сколько израсходовано, вплоть до килограмма. Так что реагент хоть и дороже пескосоль, становится вполне сопоставим с ней при учете косвенных расходов».

Гранулы реагента «Бионорд», компактируемые УЗПМ на молекулярном уровне, снижают вредное воздействие противогололедного материала на окружающую среду еще на 60% zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz6.jpg
Гранулы реагента «Бионорд», компактируемые УЗПМ на молекулярном уровне, снижают вредное воздействие противогололедного материала на окружающую среду еще на 60%

Сила в гранулах

Весть о появлении в России современного эффективного противогололедного материала быстро разлетелась по мэриям и муниципалитетам: уже через год после запуска производства объем заказов предприятия превышал его возможности на 60%. Поэтому менеджмент компании принял решение расширяться, переходя на новый уровень автоматизации. Был спроектирован и построен новый цех на совершенно других принципах: компактирование реагента — создание единой гранулы.

Раньше компоненты — кальций, соль, формиат и мраморная крошка —просто смешивались. А при производстве единой гранулы все компоненты закладываются в резервуар, измельчаются до единого порошкообразного состояния, затем с помощью очень мощного пресса все это соединяется в один пласт и дробится на гранулы. Сейчас в УЗПМ готовятся к запуску еще более совершенной линии: все компоненты растворяются в воде, затем этот рассол выпаривается, и то, что остается, прессуется и разбивается на гранулы. Это уже соединение компонентов на молекулярном уровне — максимально возможный процесс единения.

«Гранула — это гарантия того, что все наши компоненты попадают туда, куда нужно, — поясняет директор завода Павел Кононов. — Исследования показали, что реагент в единой грануле еще меньше действует на окружающую среду. Когда мы получили результаты исследований, мы вложились и построили большой цех».

Спасение экспортом

Главный технолог УЗПМ Дмитрий Лимонов отметил необходимость дифференцированного применения ПГР для различных территорий: «Линейка продуктов у нас обширная. Многие не понимают, зачем это. Объяснение вполне логичное: например, в Краснодаре температура минус пять-семь градусов, а в Петропавловске-Камчатском — минус тридцать. Если бы питерский муниципалитет решил закупать “Бионорд”, мы бы никогда им не предложили закупать состав, который идет на Сахалин. Здесь можно предложить больше формиата, что-то с нитратами — такую систему, которая практически не содержит соли». Среди городов-отличников, полностью перешедших на экологически чистый реагент, Дмитрий отметил Казань, Тамбов и Киров. Из коммерческих заказчиков — «Пятерочку», а из зон особого значения — Кремль. «Красную площадь обрабатывают нашим реагентом. Вот контракт на 420 тонн. Путин ходит по “Бионорду”», — гордится Лимонов. За границей же формиат уже несколько лет активно используется, но до компактирования на молекулярном уровне еще не доросли: в развитии технологии даже отраслевой лидер — Германия — только изучает возможность модернизации, специалисты с их предприятий регулярно приезжают на познавательные экскурсии в Пермь, чтобы перенять уникальный опыт уральских химиков.

На вопрос о сокращении спроса на фоне повсеместного секвестра бюджетов всех уровней руководство уральского завода отвечает: в этом году кризис чувствуется, особенно в муниципалитетах. Спад потребления дорогих реагентов, которые выпускает УЗПМ, среди правительств городов специалисты завода оценивают в катастрофические 40–50%, зато растет сегмент управляющих компаний (мелкий опт) и экспорт. За счет резкого падения рубля конкурентоспособность компании на зарубежных рынках выросла в два с половиной — три раза. Активно покупают пермские реагенты Осло, французские города, Швеция, Китай. Самая большая проблема —стоимость доставки. «У нас железная дорога очень интересные вещи творит. Если ты везешь соль — это одна стоимость, а если ты везешь ПГМ, стоимость возрастает в четыре-пять раз, — говорит Дмитрий Пылев. — И рынки соли за границей очень закрытые. Существует целый ряд разных гласных и негласных правил, которые делают твой товар неконкурентоспособным. Например, чтобы привезти в Европу реагент, надо на границе перегрузить его в какие-то другие специальные вагоны».

Точность оборудования нового цеха УЗПМ позволяет гарантировать необходимое соотношение компонентов в молекуле с погрешностью не более 4% zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz7.jpg
Точность оборудования нового цеха УЗПМ позволяет гарантировать необходимое соотношение компонентов в молекуле с погрешностью не более 4%

Лаборатория противогололедных чудес

Приехав на завод, я захотел увидеть святая святых отечественной индустрии ПГР — уникальную исследовательскую лаборатория УЗПМ, в недрах которой и рождаются рецепты для зимних дорог. Зрелище впечатляющее: огромное количество сложного оборудования, бурлящие вещества в колбочках и пробирках, волшебные кувшины, из которых, как джинн из бутылки, выходит зеленый дым, всевозможные центрифуги, прессы и, конечно же, милейшие девушки в белых халатах, снующие с шипящими и даже иногда свистящими колбочками. «Максимальнo эффективный размер гранул ПГМ — от двух с половиной до пяти миллиметров. Все, что меньше, не приводит к сцеплению, все, что больше, может отскакивать в лобовые стекла, — поясняет заведующая лабораторией Анна Михеева. — Основные показатели, которые здесь проверяются, — плавящие способности реагента, коррозионная активность, возможности впитывания влаги, температура начала кристаллизации. Пресс определяет прочность гранул, дробильность. Реагент должен быть определенной твердости, чтобы создавать эффект шероховатости. Чтобы не сразу рассыпалось под колесами. Проводили исследования, специальную передвижную лабораторию придумали, чтобы определять, какой твердости крошка дает наибольшее сцепление на дороге. Дробильность в процентах, от них уже пересчет идет на прочность. Потому что, если сделать тверже, будет большой износ асфальта и шин, а хлорид натрия будет портить подошвы обуви».

Как рассказала Анна, у жидких реагентов есть свой температурный показатель — до минус пяти градусов. А вообще, наиболее эффективный способ — подмачивание. Когда машина разбрызгивает жидкий реагент, а сверху раскидывает твердый. Твердый начинает быстрее взаимодействовать, и эти гранулы не разлетаются с дороги — прилипают. И расход реагента на 10% меньше.

В лаборатории также рассказали, над чем сейчас трудятся ее ученые. В этом году компания запускает в серийное производство противогололедный реагент для самолетов, он проходит финальные испытания. Идут и нестандартные исследования. «Мы сейчас разрабатываем концентрат, который можно добавлять в бассейны, чтобы пресная вода превращалась в морскую. Причем это может быть вода любого моря — Черного, Красного…» — рассказал директор по строительству Алексей Керов.

Каждая партия гранул противогололедных материалов пермского завода проходит обязательные лабораторные исследования на прочность, вязкость и еще 48 других физико-химических параметров zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz8.jpg
Каждая партия гранул противогололедных материалов пермского завода проходит обязательные лабораторные исследования на прочность, вязкость и еще 48 других физико-химических параметров

Выход из следствия

Несмотря на уголовное дело, предприятие работает, объем производства не сократился, завод по-прежнему участвует в конкурсах и аукционах. Несколько уменьшилась активность в области R&D, как и общая инвестиционная активность компании на рынке (скорректированы планы покупке активов в отрасли, немного сокращены вложения в разработки), но это никак не связано с проблемами основного акционера. С предложениями продать предприятие ни к топ-менеджменту, ни к самому Рустаму никто не обращался.

Понятно, что маховик следственной машины остановить непросто: признав свою ошибку, следователи будут вынуждены объяснять и своему руководству, и обществу, почему, несмотря на прямое указание президента страны не использовать арест в качестве меры пресечения для предпринимателей, владелец завода сидит уже второй год. Но у следствия нет другого выхода, кроме как закрыть уголовное дело за отсутствием состава преступления и отпустить Рустама Гильфанова. Здесь стоит вспомнить, например, что год назад были предъявлены обвинения главе АФК «Система» Владимиру Евтушенкову. Он, к счастью, ограничился домашним арестом, а совсем недавно дело было закрыто за отсутствием состава преступления.

«Эксперт» №5 (973)



    Реклама



    Реклама