Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Технологии

Рабочая повестка

2017
ПРЕДОСТАВЛЕНО ТВСЗ

Установки в области развития профтехобразования, сформулированные первым лицом государства, активизация взаимодействия между образовательными учреждениями и бизнесом, внедрение международного опыта — все это позволило кардинально изменить отношение к подготовке рабочих кадров в России. Впрочем, быстро меняющаяся экономическая парадигма ставит перед всеми причастными к этому процессу субъектами новые задачи

В начале ноября в Екатеринбурге в четвертый раз пройдет национальный чемпионат сквозных рабочих профессий высокотехнологичных отраслей промышленности по методике WorldSkills (WorldSkills Hi-Tech) — одно из самых масштабных в России соревнований профессионального мастерства. Участие в состязаниях по 27 актуальным для экономики компетенциям (мехатроника, робототехника, прототипирование, технологии композитов и т. д.) примут свыше 300 конкурсантов, чью работу будет оценивать почти такое же количество российских и зарубежных мастеров-экспертов, которые поделятся опытом с новым поколением специалистов и в рамках деловой программы.

Тема развития профтехобразования в России стала заметно чаще появляться в повестке дня именно с момента вступления нашей страны в WorldSkills International в 2012 году и в связи реализацией ряда смежных с этим проектом инициатив. Вернее, фигурировала она в СМИ и раньше, но этот момент стал точкой перехода от освещения проблем к освещению решений. Всероссийский центр изучения общественного мнения сравнительно недавно опубликовал результаты опроса родителей, в ходе, которого у них спросили, занятыми в какой сфере они предпочли бы видеть своих детей. Десять процентов опрошенных сказали, что считают перспективными рабочие профессии. Пять лет назад таких родителей было четыре процента, а десять лет назад — ноль. Мы обсудили актуальные вопросы профтехобразования с предприятиями и экспертами, чтобы понять, какие изменения стоят в реальной жизни за словами и цифрами.

Можем с вами

Если посмотреть на тему профтехобразования в динамике последних пяти лет, то предпринятые государством для его развития шаги можно разделить на пять крупных этапов.

Первый — создание в августе 2011 года Агентства стратегических инициатив (АСИ) и упомянутое выше вступление России в WorldSkills International в мае 2012-го, которое было одним из первых крупных проектов АСИ. Обе структуры тогда стали коммуникационной площадкой для представителей государства, бизнеса и учебных заведений — а как раз отсутствие тесного взаимодействия между ними традиционно считалось одной из причин отставания профессионального образования.

Второй этап — начало внедрения в январе 2014 года дуального образования, предполагающее кооперацию предприятий, образовательных учреждений, региональных органов власти для совместного финансирования программ подготовки кадров под конкретные рабочие места. Тогда речь шла о реализации пилотных проектов в десяти субъектах федерации. На конец 2016 года в системе дуального образования участвовали более 150 образовательных учреждений, 59 тыс. студентов, 1100 предприятий и почти 14 тыс. наставников на предприятиях.

«В этом проекте участвуют два наших актива — Синарский и Северский трубные заводы, и мы считаем его одной из самых успешных инициатив, реализованных за последние годы, — говорит директор дирекции проектов развития персонала и руководитель проекта “Корпоративный университет” Трубной металлургической компании Елена Позолотина. — Совместно с региональным министерством образования и колледжами мы перестроили наш учебный полигон — в частности, оборудовали его тренажерами с виртуальной реальностью, что особенно важно для металлургических предприятий, где обучение непосредственно на производстве связано с определенными рисками. Возможность такого взаимодействия существовала и раньше, но инициатива со стороны государства существенно ускорила этот процесс, в первую очередь дав больше пространства для маневра образовательным учреждениям и региональным органам власти».

Третий этап — утверждение в 2015 году сразу трех важных в контексте развития профтехобразования документов, разработку которых, по мнению экспертов, во многом ускорило послание президента Владимира Путина Федеральному собранию, в котором он обозначил следующий приоритет: «На основе долгосрочного прогнозирования необходимо понять, с какими задачами столкнется Россия через десять-пятнадцать лет, какие передовые решения потребуются для того, чтобы обеспечить национальную безопасность, высокое качество жизни людей, развитие отраслей нового технологического уклада. <…> Самые передовые технологии могут заработать, если будут люди, способные их развивать и использовать».

На следующий год был утвержден «Список 50 наиболее востребованных на рынке труда, новых и перспективных профессий, требующих среднего профессионального образования». Принята федеральная целевая программа развития образования на 2016–2020 годы, в которой закреплены конкретные шаги и индикаторы. В частности, указано, что доля средних профессиональных образовательных организаций, в которых осуществляется подготовка кадров по списку топ-50, должна вырасти с 0,3% в 2015 году до 10% в 2020-м. В 2015 году АСИ также начало проект «Региональный стандарт кадрового обеспечения промышленного роста», позволивший части регионов построить собственные модели, в которых предприятия, органы исполнительной власти и образовательные учреждения смогли объединить усилия по повышению качества подготовки кадров для промышленности. На сегодняшний день в проект вовлечено более 280 работодателей и более 190 образовательных учреждений из 20 пилотных регионов.
«Качественное развитие системы усилиями только одного из ее участников невозможно, поэтому в рамках проекта регионам важно было наладить коммуникацию между всеми сторонами — участниками процесса подготовки кадров, чтобы они слушали и слышали друг друга», — отмечает директор департамента поддержки кадрового обеспечения промышленного роста АСИ Юлия Ханьжина.

Четвертый этап стал важным подтверждением намерений государства кардинально решить существующие в сфере профтехобразования проблемы — внесенные в 2016 году изменения в Налоговый кодекс РФ позволит предприятиям относить издержки на подготовку рабочих кадров по дуальной модели обучения на уменьшение налогооблагаемой базы по исчислению налога на прибыль.

И наконец, пятый этап стал своеобразным взглядом в будущее. В июле 2017 года правительство РФ утвердило программу «Цифровая экономика». В ней закреплен перечень не тех профессий, которые востребованы в данный момент, а тех, которые станут таковыми в перспективе 2030 года. Основными цифровыми технологиями, рассматриваемыми в программе, стали нейротехнологии и искусственный интеллект, промышленный интернет, беспроводная связь, виртуальная и дополненная реальность, робототехника и сенсорика, квантовые технологии и др.

Можем сами

Существенный вклад в совершенствование профтехобразования и популяризацию рабочих профессий, безусловно, вносят и сами предприятия, многие из которых начали реализацию собственных проектов еще до того, как шаги в этом направлении начало делать государство.

«Роль собственных учебных центров крупных предприятий, созданных во многом для замещения системы профтехобразования в период ее упадка, все еще велика, именно там проходит реальная подготовка к работе на реальном производстве, — говорит заместитель генерального директора по кадровой политике и управлению персоналом, член правления ПАО “Объединенные машиностроительные заводы” Юлия Николаева. — Эффект на привлечение и удержание молодых представителей рабочих специальностей оказывает и качество рабочих мест, современное оборудование и цеха, внимание к безопасности труда. В группе ОМЗ за пять лет на большинстве площадок прошла масштабная модернизация, многие процессы автоматизированы и роботизированы. Рабочий становится мозгом процесса, а не физической силой. Кроме того, для успешного закрепления и чувства вкуса к профессии банально должны быть решены бытовые вопросы, поэтому мы реализуем жилищную программу и несколько программ поддержки молодых семей через наш корпоративный благотворительный фонд».

Схожей позиции придерживаются в госкорпорации «Ростех». «Мы комплексно подходим к вопросу привлечения молодых специалистов, и выделить какие-либо элементы из этого комплекса трудно, так как по отдельности они могут и не оказать ощутимого влияния, однако, собранные вместе, дают синергетический эффект. Речь идет о портфеле проектов начиная с профессиональной ориентации школьников и сотрудничества с кафедрами ведущих технических вузов и заканчивая кадровой политикой холдинговых компаний, проведением корпоративных чемпионатов и участием сотрудников в национальных чемпионатах WorldSkills».

В подтверждение эффективности своей политики в «Ростехе» приводят следующие цифры: если раньше средний возраст сотрудников приближался к шестидесяти годам, то сейчас он составляет 42–43 года.

Ключевой проект группы ЧТПЗ, направленный на привлечение молодых профессионалов и повышение интереса к рабочим специальностям, — программа «Будущее белой металлургии» — также был сформулирован значительно раньше, в 2010-м. Общий объем инвестиций компании в него составил 700 млн рублей. Программа основана на немецкой дуальной модели: 40% учебного времени занимает теория, 60% — практика. Обучение студентов ведется в современном образовательном центре площадью 7500 квадратных метров, где расположены лаборатории и симуляторы прокатных станов ведущих мировых производителей. Компания предоставляет участникам программы общежитие, компенсирует затраты на питание, выплачивает отличникам и хорошистам повышенную стипендию. Участники программы проходят оплачиваемую стажировку на производствах ЧТПЗ под руководством опытных наставников. Завершив обучение, каждый студент получает одну из наиболее востребованных на современном производстве специальностей, осваивая при этом несколько профессий и компетенций.

Попробуем «оцифровать» эффективность всех описанных решений. По словам министра образования и науки РФ Ольги Васильевой, в 2017 году 59% выпускников девятых классов решили продолжить обучение в средне-профессиональных учебных заведениях и избрали рабочие специальности. Ранее эта доля не превышала 50%.

Интересные цифры относительно перспектив трудоустройства дает компания Head Hunter. Количество и вакансий, и резюме в производственной сфере растет быстрее большинства других, при этом конкуренция за рабочие места здесь пока остается комфортной (допускаем, что сам факт наличия конкуренции в сегменте некоторым читателям может показаться странным). На одно рабочее место в производстве претендует 3,9 соискателя. Для сравнения: значение этого индекса по всем областям в совокупности — 5,9. Заслуживают внимания и результаты опроса соискателей, проведенного Head Hunter. На вопрос «Как вы оцениваете свои шансы на трудоустройство в производстве в ближайшие три месяца?» положительный ответ дали 74% респондентов. В целом по всем областям экономики этот показатель на 12% меньше.

Ситуация с уровнем оплаты труда тоже демонстрирует положительные перемены. По данным Росстата, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работникам по полному кругу организаций в среднем по всей экономике за пять лет выросла на 37,8% и составляет 36,7 тыс. рублей, а в обрабатывающих производствах — на 41% (34,6 тыс. рублей на конец 2016 года).

«Престиж рабочих профессий увеличивается, причем темпы этих изменений достаточно высокие. Это связано прежде всего с развитием самих профессий. Некоторые из них по структуре задач начинают приближаться к инженерным уровням, как их определяли еще недавно. С другой стороны, диплом вуза (за исключением нескольких десятков ведущих) перестает быть гарантией трудоустройства, и многие начинают рационально считать, что время, проведенное в вузе, гораздо эффективнее потратить на получение конкретных практических навыков, применимых в жизни. В то же время усилия, которые сейчас тратит государство в лице Министерства образования и науки и коллег из WorldSkills на продвижение бренда “рабочие профессии”, дают серьезный положительный эффект. Ведь для поколения, которое выходит на рынок труда, вопрос самореализации и успешности в глазах окружения является чуть ли не ключевым», — отмечает руководитель комитета по профессиональному образованию и подготовке кадров «Деловой России» Александр Рудик.

 70-02.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО ТВСЗ
ПРЕДОСТАВЛЕНО ТВСЗ

Если захотим

Рабочие профессии будущего, возможно, самый интересный вызов, который стоит сейчас перед системой профтехобразования. Два года назад АСИ и фонд «Сколково» представили проект «Атлас новых профессий», в котором обозначили 57 профессий, которые исчезнут к 2030 году, и 186 новых, которым только предстоит появиться в нашей жизни.

Авторы проекта предполагают, что в обозначенной перспективе свою актуальность потеряют такие рабочие профессии, как фасовщик, варщик, бурильщик, горняк, шахтер, машинист товарного состава. А на смену им придут разработчик ИТ-интерфейсов в легкой промышленности, техностилист, проектировщик новых тканей, конструктор новых металлов, рециклинг-технолог, оператор многофункциональных робототехнических комплексов, проектировщик нейроинтерфейсов по управлению роботами и др.

С одной стороны, сам факт появления этих направлений фактически решает проблему популяризации рабочих профессий и даже может вывести из употребления этот термин, поскольку профессии будущего не предполагают ручного труда в привычном понимании. С другой стороны, и для государства, и для образовательных учреждений, и для бизнеса это новый вызов. Пока их усилия сосредоточены на подготовке специалистов для уже существующих отраслей экономики, а уже в самом ближайшем будущем апробированные инструменты предстоит переориентировать на новую задачу — подготовку специалистов для только зарождающихся отраслей.

«Нам важно перестать реализовывать “догоняющую” стратегию развития и сфокусироваться на формировании новой системы. Как раз здесь частный капитал должен сыграть определяющую роль, — подводит итог Александр Рудик. — Государство по своей сущности регулятора и скорости принятия решений не способно само построить систему завтрашнего дня, но оно имеет возможность поддержать соответствующие инициативы через механизмы финансовой поддержки, ослабление регуляторных ограничений, изменение системы управления образовательными учреждениями. Нельзя сделать что-то действительно передовое, не имея права на ошибки, поэтому государство должно дать возможности для экспериментов. Я уверен, что наш российский бизнес способен справиться с такой задачей при соответствующих условиях».

Битва за навык

На своем первом чемпионате мира WorldSkills в 2013 году Россия заняла последнее, 41-е, место. В 2017-м мы в восемь раз улучшили свой результат, поднявшись на пятое место по медалям. Но, по словам генерального директора WorldSkills Russia Роберта Уразова, главный эффект чемпионатов совсем не в медалях: лучшие практики национальной сборной и ее конкурентов будут использованы для совершенствования системы профессионального технического образования

— Роберт Наилевич, в движении WorldSkills сегодня принимают участие 77 стран. Отличаются ли задачи, которые эти страны с помощью WorldSkills стараются решить?  

— Если вспомнить историю WorldSkills, то движение было основано в 1953 году с целью выравнивания системы профтехобразования в странах Европы. Региональная интеграция к тому моменту уже состоялась, но в разных странах подходы к обучению и требования к рабочим профессиям были разными, и движение WorldSkills задумывалось как инструмент их унификации. Члены движения по-прежнему сталкиваются примерно с одинаковыми вопросами. Везде, к примеру, есть проблема оторванности образования от производства. Разница в том, в какой степени этот вопрос актуален для каждой конкретной страны и на какие сектора производства она делает ставку.

— Представим двух рабочих, занимающих одинаковые позиции на заводе в России и, например, в Германии. Согласитесь, их социальные портреты будет серьезно отличаться… 

— Рабочие места — калька экономики. Проблема нашей страны в том, что многие российские предприятия были созданы во время второй волны индустриализации, в «аналоговый» период экономики, и сейчас не всегда конкурентоспособны. У нас ведь не было проблемы с имиджем рабочих специальностей в советские годы. Если вы сейчас посмотрите на современные цифровые производства в России и Германии, то разница в том, как они выглядят, и в том, как свои условия труда оценивают рабочие, будет крайне несущественной, если будет вообще. Возьмите, например, проект «Белая металлургия» группы ЧТПЗ. Сотрудники ходят на металлургическом предприятии в белых халатах. Это лицо промышленности будущего, она предъявляет принципиально новые требования к рабочим профессиям, и наша задача заключается в том, чтобы на рынке были нужные работодателю специалисты.

— Сейчас сборная России выступает на чемпионате мира в Абу-Даби. Какой эффект это принесет развитию профтехобразования на местах?

— Чемпионат WorldSkills — площадка экстремальной производительности труда и обмена опытом между участниками. Основной проблемой нашей сборной на чемпионате мира в 2015 году было, в частности, то, что ребята сначала начинали работать, а потом думать. Когда ты приходишь на рабочее место, то в первую очередь должен создать технологический план операций, спланировать свой труд. Раньше в России этим занимались инженеры-технологи, но постепенно функция перешла к самим рабочим. И на том чемпионате было очень хорошо видно, что по сравнению с участниками из других стран мы ею владеем недостаточно. Мы внесли соответствующие корректировки в подготовку сборной, оценили их эффективность на следующем чемпионате и начали транслировать изменения в систему образования. Мы посылаем на чемпионат сборную по всем компетенциям не для того, чтобы завоевать в каждой из них золотую медаль, а чтобы в каждой оценить свои позиции и изучить опыт других участников, который также сначала тестируем на национальной сборной, а затем внедряем дальше.

— Каким образом?

— Во-первых, мы ежегодно обучаем в академии WorldSkills пять тысяч преподавателей и мастеров производственного обучения. Это те люди, которые будут внедрять практики национальной сборной дальше. Во-вторых, сегодня по стандартам WorldSkills работает практически половина российских колледжей. Стандарты жесткие, их невозможно профанировать, но те образовательные учреждения, которые считают себя сильными, выбирают этот путь, показывая учредителям, работодателям и потенциальным студентам, что они справляются со своей функцией, что к ним имеет смысл идти учиться.

— Если ли примеры ситуаций, когда не мы адаптировали у себя опыт других стран, а, наоборот, становились примером?

— Для нашей страны актуальна проблема подготовки кадров для работы с роботизированным оборудованием. Понимая, что это зона нашего развития, мы проактивно создали компетенцию «промышленная робототехника», которой не было у WorldSkills International. Сегодня ее используют другие страны. Мы также запустили проект, посвященный исследованию навыков, которые нам понадобятся в будущем. В декабре мы проведем чемпионат Digital Skills, участники которого будут соревноваться в таких сферах, как кибербезопасность, блокчейн, программирование дополненной и виртуальной реальности и так далее. Россия станет первой страной, организовавшей подобное мероприятие.

— То есть WorldSkills рассматривается вами как инструмент подготовки кадров не только под текущие, но и под перспективные потребности?

— Если посмотреть на историю возникновения отраслей в нашей и любой другой стране, то появлению самой отрасли всегда предшествовала подготовка специалистов. Когда в СССР было решено создавать авиапромышленность, в стране были лишь фанерные самолеты. Не было ни заводов, ни технологий, не было ничего, но страна приняла решение об опережающем развитии, и в конце тридцатых годов мы встали в один ряд с лидерами авиационной промышленности. Почему это произошло? Была критическая масса людей, способных на такие проекты. То же произойдет и с цифровой экономикой. Мы хотим стать платформой, которая позволит этой критической массе людей создать профессии и отрасли будущего, перспектива появления которых очевидна уже сейчас.

«Эксперт» №44 (1050)



    Реклама



    Реклама