Москва, 05 фев, пятница


Белое золото

04 фев 2016

Кто и как попал в шорт-лист на Оскар-2016 и почему среди них нет афроамериканцев

Главная интрига, или даже скандал, связанный с Оскаром-2016 буквально копирует эпизод из сериала «Больница Никербокер» — тот, где чересчур эмансипированная жена чернокожего доктора Эдвардса закатывает скандал его патрону, требуя большего участия афроамериканцев (вернее, одного афроамериканца — своего мужа) в управлении больницей. У Содерберга этот демарш предсказуемо заканчивается конфузом. Примерно такое же ощущение у всех, кажется, и от претензий жен режиссера Спайка Ли  и актера Уилла Смита, поставивших на вид американской академии киноискусства  отсутствие афроамериканцев во всех номинациях ее премии 

Академия ответственно обещала исправиться и набрать к 2020 году в свои ряды побольше представителей национальных меньшинств. Хотя тут стоило бы мыслить шире и подумать о разнообразии социальном, тематическом и эстетическом. Тем более, что на роль ущемленных американской киносистемой претендуют очень  разные группы. К примеру, Жюли Дельпи заявила, что быть этническим меньшинством в Голливуде куда легче, чем женщиной. А Шарлотта Рэмплинг и вовсе сказала, что подобные наезды — это тот же расизм, но по отношению к белым.

«Игра на понижение» Адама Маккея zzzzzzzzzzzzzzzzzzzz2.jpg
«Игра на понижение» Адама Маккея

Повесть о настоящем Дикаприо

Оскар вообще давно обвиняют в зашоренности, консерватизме и геронтократии. Понимать это надо в том смысле, что большинству голосующих — а их имена вообще-то держатся в секрете — сто лет в обед, они ленятся смотреть все фильмы, что им присылают, вдобавок голосующие легко поддаются на нехитрые манипуляции продюсеров вроде правильно размещенной рекламы фильмов. В прошлом году всю прогрессивную критику взбесили призы «Бердмену» Алехандро Гонзалеса Иньяриту, в этом часть номинантов на главные призы разгромлена критикой еще до церемонии награждения. 

Вот, например, «Выживший», новый фильм прошлогоднего победителя Иньяриту с Леонардо Дикаприо в главной роли. 12 номинаций на Оскар, включая актерские. Все мы очень хотим, чтобы этот прекрасный актер получил, наконец, «Оскара». Но не за спортивные же достижения! «Выживший» притворяется драмой о величии человеческого духа (типа «Повести о настоящем человеке», тут даже есть сцена поедания если не сырого ежика, то сырой рыбы и бизоньей печени), но на самом деле это — откровенно жанровое кино, туристический хоррор наподобие телепередач о страшных азиатских странах, где ведущему приходится есть перед камерой змей, сверчков и прочую дрянь. 

 Гипетрофированный, выходящий за рамки любого правдоподобия натурализм «Выжившего» — Лео ползет сотню километров по льду, Лео забирается в ледяную воду, Лео ночует в брюхе дохлой лошади, Лео сам собой излечивается от переломов, гангрены и воспаления легких — превращает фильм в научную фантастику. И тут главным конкурентом «Выжившего» становится не «Безумный Макс» с его 10 номинациями и не человеческие драмы вроде «Моста шпионов» Спилберга или «Комнаты» Абрамсона, а «Марсианин» Ридли Скотта: те же муки, только на Марсе. 

Впрочем, в драме Мэтта Деймона, брошенного впопыхах на марсианской станции без воды и картошки, есть измерение, отличное от жюль-верновского: среди массы гаджетов на станции есть видеокамера, с помощью которой герой Деймона записывает саркастические обращения к самому себе, и в этих эпизодах — то самое биение настоящей жизни, которое превращает любою пластиковую голливудскую конструкцию в настоящую драму.

«Выживший» Алехандро Гонсалеса Иньярриту zzzzzzzzzzzzzzzzzzzz3.jpg
«Выживший» Алехандро Гонсалеса Иньярриту

Шпионы и забавный оскал капитала 

Именно человечности и драмы и не хватает и двум другим основным номинантам:  новому «Безумному Максу» и «В центре внимания». С «Максом» все понятно:  феерическое возвращение режиссера Миллера — это актуальное настоящее Голливуда, большой киноаттракцион, не лишенный идеологического мессиджа (феминистского на этот раз) и исполненный с головокружительным драйвом и изобретательностью. Ждать от такого фильма каких-то тонкостей и откровений просто абсурдно. А вот случай «В центре внимания» гораздо интересней. Это тоже в каком-то смысле настоящее, но телевизионное: фильм снят предельно неизобретательно, как средний сериал. При этом тема фильма Тома Маккарти очень правильная и суперамериканская – фильм рассказывает о работе отдела журналистских расследований газеты Boston Globе, расследующей случаи сексуального насилия над детьми. Экстремальность темы полностью нейтрализуется режиссерской манерой — Маккарти старательно чередует в фильме крупные и средние планы уникального журналистского коллектива, приводя в бешенство критиков.

Но шанс, что эта колыбельная отберет «Оскар» у идеального оскаровского режиссера Спилберга очень мал. Тем более что «Мост шпионов» — один из лучших его фильмов.  Если убрать из «Моста» непременный оптимистический финал, фильм о том, как не имеющий ни малейшего понятия и правилах «реальной политики» юрист пытается вызволить из русского плена невинного американского студента, случайно попавшего под раздачу в Берлине, превратится в мрачную и очень реалистическую картину того, как на самом деле устроен государственный аппарат (не только американский, а вообще любой). Но о разнообразии — требования коьюнкутуры заставляют Спилберга оставаться в рамках  предсказуемо оскаровской темы: маленький человек в большой политике, силой своей доброй воли меняющий ход если не истории, то большой бюрократической машины. 

Гораздо больше шансов (и сторонников) у «Игры на понижение». Это неожиданное обращение комедиографа Адама Маккея (он снял обе части «Телеведущего») к теме экономики и социальной сатиры. Фильм является экранизацией нон-фикшен бестселлера, рассказывающего о финансовом кризисе 2008 года. Но Маккей иллюстрирует не только финансовые механизмы спекуляций на рынке недвижимости, которые привели к взрыву ипотечного пузыря, но и, что интересней, нравы финансистов (их играет неожиданный актерский ансамбль: Райан Гослинг, Кристиан Бейл и комик Стив Карелл). Комедийный бэкграунд режиссера чувствуется в каждой сцене, американские критики уже пошутили, что актеры, оператор (да и сценаристы) словно приняли одновременно мескалин, адеролл и запили все энерготоником. 

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzz4.jpg

Швабра, транссексуал и лесбиянки 

К слову о сложной судьбе женщины в Голливуде. В этом году среди оскаровских номинаций целых два фильма, открывающих актрисам большие просторы для самоутверждения. «Комната» с Бри Ларсон о том, как мать с пятилетним ребенком бежит из долгого заточения в подвале и заново открывает нормальный мир, и мелодрама «Бруклин», в которой Сирша Ронан разрывается между двумя странами – Ирландией и Штатами 1950-х — и двумя мужчинами — Эмори Коэном и Домноллом Глиссоном. 

Любопытно, что лучше фильмы о женской судьбе: «Кэрол» Тодда Хейнса (история лесбийской связи, снятая как совершенно обычная мелодрама), «Джой» Дэвида О. Рассела (саркастическая биография реальной изобретательницы самовыжимающейся швабры, снятая как показательная иллюстрация американской мечты) и «45 лет» с Шарлоттой Рэмплинг в главной роли (тихая, но довольно жуткая драма старости и долгого брака) помещены в скромный загончик актерских номинаций. 

Мужские номинации выглядят, напротив, какими-то утешительными призками. Вот Майкл Фассбендер с ролью Стива Джоббса в главном разочаровании года — байопике, снятом Денни Бойлом по сценарию Аарона Соркина. Вот Эдди Редмейн с на самом деле женской ролью в «Девушке из Дании», фильме о первом в мире трансгендере, очень неудачного почти во всей отношениях, кроме собственно правильной политкорректной темы. Вот Брайан Крэнстон, играющий самого главного голливудского сценариста 1940-х Далтона Трамбо, пострадавшего от политики маккартизма (он был не просто сочувствующим, а истинным убежденным коммунистом) в самом скучном фильме года. Про Дикаприо мы уже говорили. Нашим фаворитом остается снова Мэтт Деймон-марсианин. 

«Мост шпионов» Стивена Спилберга zzzzzzzzzzzzzzzzzzzz5.jpg
«Мост шпионов» Стивена Спилберга

Ничья в борьбе с расизмом 

Ну а теперь стоит упомянуть то самое «черное кино», которое не попало в оскаровский шорт-лист. Это действительно обидно, и мы понимаем раздражение Спайка Ли — его «Чи-рак», хип-хоп римейк «Лисистраты» Аристофана, в котором место спартанцев и троянцев заняли негриятнские банды Чикаго — это самое смешное, взрывное (и политически актуальное, кстати) кино года. Причем роль героя-резонера, пламенно  артикулирующего политические взгляды автора (коротко — внутренняя война черных с черными уносит в Америке больше жизней, чем любая из военных кампаний за рубежом, и виноват во всем белый истеблишмент) тут играет белый актер Джон Кьюсак (это к вопросу об обратном черном расизме). 

Второй преступно не замеченный академией фильм — это «Крид», спин-офф «Рокки», снятый афроамериканским режиссером Райаном Куглером. Он выдвигается лишь в номинации «Лучшая мужская роль второго плана». Здесь вышедший на пенсию Рокки тренирует сына своего бывшего противника Аполло Крида (его убил на ринге русский боксер Иван Драго в четвертом «Рокки»). В фигуре Адониса Крида сконцентрированы не только черты самого Рокки и аллюзии на все предыдущие фильмы франшизы, это еще и условный собирательный портрет молодого афроамериканца, наглядно отличающейся от штампов кино о белых спортсменах. Куглер как бы заново переснимает «Рокки» (получившего, на секундочку, аж три Оскара), но на афроамериканском материале. Фильм, как и его герой, не то чтобы побеждает в оскаровском соревновании, но уверенно играет вничью в сравнении со многими претендентами на статуэтки и явно заслуживает какой-нибудь, хотя бы нормальной черной номинации. А не утешительную роль второго плана, которую тут запросто мог получить белый актер Сталлоне.

«Кэрол» Тодда Хейнса zzzzzzzzzzzzzzzzzzzz6.jpg
«Кэрол» Тодда Хейнса

№4 (406)



    Реклама



    Реклама