Москва, 05 фев, пятница


Глупость неэффективна

04 фев 2016

Как-то в Берлине на журналистском форуме n-ost (Network for Reporting on Eastern Europe) обсуждали «российскую пропаганду»

Поскольку обсуждать обвиненных в этом журналистов за глаза, да еще за границей, было бы глуповато, я выдвинул такой тезис: «российская пропаганда» является проблемой для европейских обществ не тогда, когда лжет, а тогда, когда говорит правду. Почему? Ложь легко разоблачается хорошей журналистской работой. А вот если обсуждаются, пусть и предвзято, реальные факты и явления, может возникнуть проблема. Если вы боитесь правды.

Но при чем здесь тогда «пропаганда»? Дело в страхе.

Я вспомнил об этом в связи с последним случаем, когда немцы принялись громко обсуждать угрозу «российской пропаганды». Речь идет о деле якобы изнасилованной 13-летней девочки Лизы из проживающей в Берлине русскоязычной семьи. Шуму было много, состоялись митинги правых: считалось, что обидчики Лизы — мигранты. Немецкая дипломатия потребовала от Сергея Лаврова не вмешиваться во внутренние дела Германии. В этом смысле и наш МИД пострадал не от собственной «пропаганды», а скорее от непрофессионализма, переведя довольно мутный (да еще с опорой на источники в среде крайне правых) скандал на дипломатический уровень.

Говорил я также иностранным коллегам, насколько их страхи перед «российской пропагандой» смешны. Это борьба в разных весовых категориях: влияние западных СМИ в России и в мире в сотни раз больше, чем российских — где-либо за рубежом. А пропаганды в них точно не меньше.

Вот только за последнее время BBC выпустило целый документальный фильм о «коррумпированности» Путина, где было много героев, но не приводилось сколько-нибудь убедительных доказательств. Среди героев был и беспринципный политолог Станислав Белковский, в 2003 году прославившийся докладом о заговоре олигархов (после публикации которого посадили Михаила Ходорковского), что не мешало ему впоследствии на них работать. Надо полагать, другие свидетели и эксперты столь же легкомысленны и циничны. Та же ВВС вдруг разразилась телепроектом о начале третьей мировой, где по сюжету Россия захватывает Латвию.

Дело, понятно, не ограничивается обвинением одного только Путина, тут давно все запущено. «Плохие» — это россияне вообще. До этого почти нацизма докатилось не только пропагандистское радио «Свобода», но и респектабельные СМИ типа «Немецкой волны», в эфире которой экзальтированная барышня с Украины вслух возмечтала о том, что однажды она проснется, а русских нет вообще.

Собственно, в подражание западным «наилучшим образцам» и строилась российская «машина пропаганды». Но проблема в том, что ложь нельзя победить ложью, а образец — подражанием. Бессмысленно и стараться, только в лужу сядешь, как не раз бывало. А «симметрично» пропагандировать ненависть к европейцам, американцам или украинцам — вообще, вообще отвратительно.

Когда на том берлинском форуме я изложил свой тезис про пропаганду, один литовский коллега, «специалист по России», так расстроился, что невпопад заявил, будто 90% россиян — прирожденные рабы. Я ответил, что это «язык ненависти» и неприлично европейцу на нем изъясняться. Некоторые немецкие коллеги меня поддержали: у них-то все же есть табу на нацизм.

Если что-то и объединяет нас в эпоху густой лжи, так это понимание того, что преступно проповедовать ненависть к целым народам. Правда в том, что все люди созданы равными. Но, увы, во всех странах одинаково падки на ненависть и провокации.

№4 (406)



    Реклама



    Реклама