Москва, 05 фев, пятница


Климатический разворот

Андрей Константинов, 04 фев 2016
фото: Оксана Юшко, специально для РР

Можно ли остановить глобальное потепление? И нужно ли?

В разгар зимы чуть ли не главная тема разговоров — погода и климат. В зависимости от погоды меняется и наше восприятие темы глобального потепления: если оттепель — мы за потепление, но чуть заморозки — и мы опять скептики. А как обстоят дела в реальности? В конце 2015 года представители 195 стран мира подписали Парижское соглашение, направленное на сокращение выбросов парниковых газов и пришедшее на смену Киотскому протоколу. Наши корреспонденты побывали на Парижском саммите, поговорили с одним из ведущих климатологов, добрались до метеорологической станции.

Потепление скептиков

Когда на «климатический саммит» съехались лидеры всех мировых держав, чтобы поддержать борьбу с глобальным потеплением, многие удивлись: неужели все эти дядьки в галстуках всерьез поверили? Но штука в том, что глобальное потепление — уже не предмет веры. Наука накопила достаточно данных, чтобы со всей ответственностью утверждать: потепление наблюдается, и устроили его мы сами.

Все телеканалы мира обошли кадры, когда министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус, председательствовавший на сессии, глядя в зал из-под сдвинутых на нос очков, ударяет зеленым молоточком по столу, показывая, что соглашение принято.

Самый известный климатический скептик, датский экономист Бьорн Ломборг, выступая за месяц до саммита на Всемирном форуме науки ООН в Будапеште, признал, что проблема изменения климата существует. Он призвал только не переоценивать ее важность и не бросать на ее решение все силы, забыв о том, что в мире существуют бедность и страшные болезни.

Раньше все было иначе. В 1992 году, когда участники первых климатических переговоров приняли рамочную конвенцию по изменению климата (РКИК ООН), сомнения одолевали почти всех. Да и через 20 лет, на встрече в Копенгагене в 2009 году, еще оставалась надежда на то, что проблема как-то рассосется сама собой. Лишь теперь политики поняли, что от решения не уйти. И научное сообщество наконец достигло консенсуса. В докладе Межправительственной комиссии по изменению климата тома научной литературы сведены к нескольким кратким выводам. Климат теплеет — это факт. Последнее десятилетие оказалось самым теплым за всю историю наблюдений. И второй вывод: «антропогенное влияние на климатическую систему не вызывает сомнений». 

Пересмотр истории 

Глобальное потепление – событие далеко не уникальное. Климатические изменения всё больше осознаются как важнейший фактор истории жизни на Земле и человечества. Былая уверенность, что мир вращается по кругу или постепенно эволюционирует сменилась представлением об истории как о серии катастроф, прежде всего катастроф климатических.

По данным Владимира Клименко, заведующего лабораторией глобальных проблем энергетики Московского энергетического института, Земля пережила около ста астероидных атак, подобных той, которая погубила динозавров (средняя частота таких катастроф составляет примерно 33 млн. лет). Суша сменялась морем, и наоборот, вырастали 10-километровые горы, которые потом снова становились дном океана. Из двух последних миллионов лет 1 миллион 800 тысяч лет царил ледниковый период. Еще несколько десятков тысяч лет назад над Европой лежал ледовый щит, содержащий примерно такой же объем льда, как современная Антарктида. Над Москвой максимальная толщина льда составляла 300-400 м. Вторая такая же Антарктида располагалась над Северной Америкой. Эти ледовые щиты депонировали в себе такое огромное количество воды, что уровень Мирового океана был на 120 м ниже современного. Это значит, что все континенты, кроме Антарктиды, соединялись друг с другом сухопутными мостами, что дало возможность для заселения Австралии и Америки (которая была заселена людьми 32 тысяч лет тому назад).

Мы живем на редкость в благоприятном климатическом периоде, который длится всего около 10 тыс. лет. Но и этот короткий промежуток ознаменовался рядом климатических катастроф. Первая из них произошла около 5,5 тыс. лет назад, когда «золотой век» с еще более благоприятным, чем сейчас климатом, сменился Всемирным потопом, представления о котором сохранились и у египтян, и у жителей Месопотамии, и у китайцев, и в Мезоамерике. Потоп был началом похолодания, пик которого совпал с появлением трех первых известных нам цивилизаций - египетской, месопотамской и долины реки Инд.

Другое массивное похолодание началось на рубеже VII-VI веков до н. э. и закончилось в самом конце III века до н. э., опять совпав с цивилизационным скачком, началось так называемое «осевое время» великих культур древности — время Сократа и Платона, Будды и Заратустры, Конфуция и Лао-цзы. Еще одно резкое изменение климата, вероятно, повлияло на возникновение и стремительную экспансию исламской цивилизации. Похоже, климатические катастрофы (их преодоление) весьма благоприятно сказывались на развитии человеческой культуры — в эпохи ухудшения климата происходила мобилизация интеллектуальных и волевых ресурсов, люди были вынуждены создавать более совершенные инструменты и социальные механизмы, для того чтобы добывать пищу и жить в новых условиях.

Но «климатические мутации» не всегда далеко приводили к благоприятным социальным мутациям. Одно за другим выходят исследования, посвящённые гибели вследствие климатических катастроф цивилизации Майа в центральной Америке, полинезийцев с острова Пасхи, китайской династии Тан, народа охотников-кочевников, проживающих на берегах Байкала. В начале XVII века в России летние заморозки, июльские и августовские, повторялись три года подряд (в июле 1601 в Москве ездили на санях), в результате чего пришли чудовищные неурожаи и разразилась гуманитарная катастрофа, известная историкам как «несчастное правление» Бориса Годунова, за которым, последовало «смутное время». Еще более тяжелый, самый холодный за последние несколько тысяч лет период наступил в конце XVII века, когда из-за неурожаев и голода население Финляндии, Эстляндии, Лифляндии, северо-западной России, Шотландии, Дании, северной Германии уменьшилось на 30-40%. 

Человеческий фактор 

Сейчас климат на планете теплее, чем в любой момент времени за последние 3 тысячи лет. Это, конечно прекрасно (особенно для России), но проблема в том, что потепление продолжается, стремительно набирая темпы. Мир очень быстро и неожиданно потеплел в течение нескольких десятилетий (почти на один градус). Не слишком впечатляет? Куда убедительнее выглядит, например, отчет Гидрометцентра об отдельно взятой московской зиме, согласно которому январская температура, отклоняющаяся от нормы на восемь градусов, стала самой высокой за 135 лет наблюдений. Но процесс продолжается, а потепление в среднем на 5 градусов грозит человечеству катастрофой, связанной прежде всего с таянием ледников, которое приведёт к подъему уровня мирового океана и новому Потопу.

С перспективой утонуть в буквальном смысле пока столкнулись только острова Тувалу — карликовое государство в Океании. Однако, по прогнозам, к концу столетия море может подняться еще на метр, и тогда под водой окажется, например, главный космодром планеты на мысе Канаверел вместе с заметной частью западного побережья Америки.

Даже если все изменения будут плавными, потепление переживут не все: к 2050 году перестанет существовать не меньше миллиона видов растений и животных. Самый «мягкий»  сценарий приведет к исчезновению каждого десятого вида, а наиболее жесткий — к гибели каждого второго. Некоторые виды наоборот, начнут стремительно размножаться, например, лавинообразный рост численности насекомых в результате глобального потепления может стать отдельной глобальной проблемой.

Главной причиной всех неприятностей геофизики считают парниковый эффект: Земля получает и удерживает солнечное тепло, а загрязненная атмосфера мешает излучать в космос его избыток. Роль тепличного стекла отводится нескольким газам - двуокиси углерода, метану и водяным парам.

За последние 200 лет человек весьма радикально изменил газовый состав атмосферы, повысив концентрацию углекислого газа в атмосфере почти на 40%, а метана – в три раза.

Люди не первые виновники изменений климата – его радикально меняли, например, бактерии (деятельность которых, по современным представлениями привела в возникновению ледниковых периодов) или деревья, появление которых на сцене естественной истории изменила баланс кислорода и углекислого газа в атмосфере, сделав её пригодной для дыхания животных и человека. Но возможно (шанс, конечно невелик) люди способны сознательно изменить ход истории и сдержать дальнейшее загрязнение. 

Недалеко от шлюза Рыбинского водохранилища. В этот момент — около минус 30, ничего необычного для здешних мест zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz2.jpg фото: Оксана Юшко, специально для РР
Недалеко от шлюза Рыбинского водохранилища. В этот момент — около минус 30, ничего необычного для здешних мест
фото: Оксана Юшко, специально для РР

Два градуса выживания

Цель Парижского соглашения как раз выработать общую стратегию борьбы с глобальным потеплением. Участники соглашения установили для себя цель — не допустить повышения среднегодовой глобальной температуры атмосферы на два градуса Цельсия от доиндустриального уровня, то есть от конца XIX века.

Согласно прогнозу проекта Global Carbon Budget, если не снижать выбросы, то к 2100 году атмосфера потеплеет на 4 градуса от доиндустриального уровня. Что будет тогда с экосистемой и с нами, не берется предсказать никто. По грубым оценкам, превышение на 2 градуса создаст проблемы с питьевой водой полумиллиону человек в мире, превышение на 3 градуса — трем миллиардам.

Еще до принятия Парижского соглашения стороны обязались все эти меры выполнять. Они заранее прислали в ООН национальные цели, разработанные до 2025–2030 годов. Но уже подсчитано, что даже если государства достигнут этих целей и урежут объемы выбросов парниковых газов, то в 2100 году превышение средней глобальной температуры составит 2,7 градуса от доиндустриального уровня по оптимистической оценке и 3,7 градуса — по пессимистической. Поэтому, чтобы не выйти за пределы заявленных двух градусов, нужно к 2050 году сократить нынешние выбросы вдвое.

Парижское соглашение вступит в силу в 2020 году, если его ратифицируют не менее 55 стран, чьи суммарные выбросы парниковых газов составляют не менее 55% мирового объема. Конкретные цифры или доли сокращения выбросов не указаны: их изъяли по настоянию США (крупнейшего после Китая поставщика CO2) и стран Персидского залива, возглавляемых Саудовской Аравией. Взамен соглашение обязывает государства каждые пять лет повышать планы по сокращению выбросов.

Несколько лет назад Китай начал разворот к экологически чистой энергетике и сократил сжигание угля, из-за чего в 2014 году впервые с 2008 года темп роста выбросов CO2 глобально снизился. А в 2015-м, возможно, суммарный объем выбросов впервые за много лет станет меньше, чем в предыдущем году. Но ученые не склонны считать это сменой тренда, — скорее, аномалией.

№4 (406)



    Реклама



    Реклама