Москва, 05 фев, пятница


Сидя на валютной волне

, , , , 04 фев 2016

Курс национальной валюты стремится все ниже. Иногда задерживается на одной ступеньке и даже робко прыгает вверх, чтобы дать надежду и снова упасть. Пессимисты уверены, что все плохо и будет еще хуже; оптимисты считают, что чем хуже, тем лучше, в том смысле, что слабый рубль дает шанс для бюджета и для реального сектора экономики. Так кто же выигрывает и кто проигрывает от свободного падения рубля?

Валютные ипотечники 

Больше всех проиграли валютные заемщики, они стали символом нынешнего кризиса. Это те, кто брал ипотеку в долларах или евро, а зарплату получал в рублях. Сегодня они перекрывают Тверскую улицу, пикетируют Ассоциацию банков России, запускают по Москве-реке и Неве гробы. В структуре ипотечной задолженности таковых всего 4,5%. Но, по разным оценкам, это от 640 до 900 тысяч работающих граждан, еще почти 3,5 млн человек находятся на их содержании. Сегодня эти люди оказались грани нищеты и банкротства. При том, что еще вчера — это активный средний класс, люди с доходом, планами, амбициями.

Конечно, выбор такого инструмента как валютная ипотека не кажется слишком здравым, раз доход ты получаешь в рублях. Эти люди рисковали, и часто знали об этом. Но если, так или иначе, им людям не помочь, они провалятся на социальное дно, что положение в стране явно не улучшит. Проблема еще и в том, что во время кризиса часть ипотечников потеряла работу, попав в ситуацию идеального шторма, когда платить надо в разы больше, а платить нечем. За просрочку выписываются штрафы, долги растут как снежный ком.

—  Ради ипотеки я продал «однушку» а Ижевске. Взамен получил яму: регистрации нет, старший сын в школе на птичьих правах, жене платят ползарплаты, — рассказывает один из таких заемщиков Алексей Шевченко. — Я держусь за счет заказов по 70–90 тысяч в месяц, но они нерегулярные. Мне скоро 40, а я понятия не имею, что такое медстраховка, соцпакет, в жизни не был в оплачиваемом отпуске, да теперь еще и бомж под судом.

Правительство, по крайней мере на словах, обещает помочь заемщикам, но конкретный рецепт пока не найден. 

Правительство и Центробанк 

Решение «отпустить» рубль, которое так больно ударило по ипотечникам, было сознательным решением центральных властей, и именно они – в числе главных бенифициаров «свободного» курса. Так, ЦБ не тратится на валютные интервенции и сохраняет ресурсы.

— Нестабильность рубля это объективный процесс, вызванный отказом Банка России контролировать происходящие с ним изменения и общей нестабильностью на мировом рынке, — замечает профессор кафедры фондового рынка и рынка инвестиций НИУ ВШЭ Александр Абрамов

Резкое снижение национальной валюты позволяет также смягчить негативный эффект уменьшения нефтяных доходов бюджета. За счет этого правительство меньше использует бюджет суверенных фондов для покрытия бюджетного дефицита. Госбюджет получает максимальную выгоду от обесценивания национальной валюты, потому что значительная часть доходов госказны приходится как раз на доллары.

Экономические власти России решили вести себя в этот кризис как стихийные буддисты, применив «принцип недеяния», они просто смотрят на бурные курсовые волны со стороны, не вмешиваясь. 

Однако такая стратегия не может работать вечно. Решая тактические задачи, связанные с бюджетом и сохранением валютных резервов, власти рискуют упустить общую ситуацию в экономике, когда ударит буквально по всем и по каждому. Решенная бухгалтерская задачка сверстать бюджет в этом случае уже не будет иметь особого значения.

— От волатильности на самом деле проигрывают все, — уверен профессор Абрамов. — Инвесторы, которые вынуждены привлекать деньги по более высокой ставке, закладывая туда премию за риск. Население, которое вынужденно совершать всякие спекулятивные операции, неся убытки. Часто нестабильность курса подразумевает обесценивание накоплений, зарплат граждан. В какой-то мере, ситуация затруднительна и для финансовых структур, у банков, инвесткомпаний сокращаются притоки средств. 

Монополисты и производственники 

— Правительство пытается удержать реальный сектор экономики на плаву за счет уменьшения себестоимости продукции. Дешевый продукт становится более конкурентным на мировом и внутреннем рынке. В последние годы такой метод широко использует Китай, — рассказывает экономист Артем Хуоапов, сотрудник одной из крупных московских компаний. — Кроме того, понижение курса выгодно для закрытия  дыр в бюджете. За счет девальвации рубля можно получать более крупные поступления из сырьевых отраслей экономики. И, что самое главное, можно печатать больше денег, поскольку наша денежно-кредитная политика зависима от количества валютных резервов. Проще говоря, наши деньги это «перекрашенные» доллары: чем выше курс, тем больше рублей можно напечатать на имеющуюся американскую валюту. 

Но для отечественной промышленности сложившаяся ситуация двойственна: с одной стороны нестабильность курса осложняет привлечение инвесторов и повышает ставку по займам, а с другой у российских производителей повышаются шансы перетянуть иностранных потребителей, ведь то что мы производим за дешевые рубли, покупают уже за дорогую валюту. Но и здесь есть подводные камни. 

— Если растет курс доллара, то дорожают импортные товары. Но дорожают и те товары, которые произведены в России, если при их производстве использовалось иностранное оборудование или компоненты. В их цене тоже «прячется» курс доллара, – объясняет  доцент экономического факультета МГУ Филипп Картаев.

Несмотря на все ритуальные фразы про импортозамещение для многих сегментов российского потребительского, продовольственного и сельскохозяйственного рынка характерна именно эта ситуация. Порядка 70% семенного картофеля завозится из-за рубежа. На рынке сахарной свеклы доля зарубежных семян приближается к 95%. В Ингушетии, где власти республики сделали ставку на собственное сельхозпроизводство, саженцы для яблоневых садов и оборудование для птицеферм завозят из-за рубежа.

— У нас для сельхозмашиностроения нет сегодня ни одного завода, выпускающего дизельные двигатели, нет производства мостов, комплектующих, — рассказывал в интервью журналу «Эксперт» Юрий Песков, почти два десятилетия возглавлявший «Ростсельмаш».

Иными словами в выигрыше пока только традиционные экспортеры. Но если речь идет о развитии внутреннего рынка, то бездействие правительства тормозит декларированное им импортозамещение. Стимулы для него есть: слабый рубль и санкции, но не хватает ресурсов для модернизации старых и открытия новых производств: кредиты недоступны, а отдельные программы развития очень отдельны.

Бездействие правительства временно решает бюджетные задачи и пока помогает традиционным чаще всего сырьевым экспортерам, а реальный сектор падает. Если, как было принято в марксизме, определить «классовую природу» правительства, то можно сказать, что сейчас оно на стороне крупного сырьевого бизнеса и совершенно не отражает интересов ни широкого слоя производственного предпринимательства, ни потребителей. 

Туристы

Определенную прибыль от низкого курса рубля имеют туристические компании. Но не те, что продают туры за рубеж, они как раз в минусе, а те, кто занимается организацией внутреннего туризма. В условиях обесценивания рубля, все больше россиян предпочитает путешествовать в пределах России. Но и здесь приходится признать, что отрасль недоинвестирована: мала отелей, слабая транспортная инфраструктура, сервис, и здесь явно не хватает ресурсов развития.

В самом же выгодном положении оказались иностранцы, которые приезжают в нашу страну: на руках у них дорогая валюта, а платить надо в дешевых рублях. Это — обратный портрет валютного заемщика. В сети уже появился штучный сайт «Тime to visit Russia», где рассказывается о чудесной снежной стране, где обладатель зеленых купюр может по дешевке забронировать номер в «Хилтоне» и за бесценок купить бутылку водки «Абсолют».

Кому выгодна дешевая нефть

Падение рубля – прямое следствие дешевеющей нефти. Но для остального мира падение цены тоже не прошло незамеченным.

Группа 1: падение цен сказалось положительно

Страны: Китай, Индия, некоторые другие страны-фермеры

Снижение стоимости за баррель позволит Китаю сократить расходы на импорт, что приведет к увеличению валютных запасов страны и росту жизненного уровня. Кроме того это запустит механизм постепенной замены дизельного топлива с целью очистки загрязненного воздуха. Индии падение цены тоже выгодно с точки зрения страны-импортера. Для стран-фермеров сегодняшняя ситуация на рынке позволит активно развивать сельское хозяйство, так как это одна из самых энергозатратных отраслей.

Группа 2: падение цен сказалось скорее положительно

Страны: Египет, Тунис, Марокко, Иордания, Индонезия

Перечисленные страны, кроме Индонезии, являются импортерами нефти. Низкая цена за баррель позволяем им экономить бюджетные деньги, которые могут пойти на сокращение расходов на субсидии в разных сферах. Проблема в том, что этого может оказаться недостаточно, чтобы правительства стран действительно пошли на этот шаг.

Группа 3: нейтрально положение

Страны: Саудовская Аравия, Европа

Саудовская Аравия, входящая в ОПЕК, в ситуации с падением цены на нефть с одной стороны теряет на экспорте, но с другой стороны – укрепляет позиции на рынке. Королевство может позволить себе на достаточно долгий период низкие цены, так как имеет большой валютный резерв. Европейские страны-импортеры в выигрыше, так как низкие цены снижают стоимость импорта. Однако для ряда стран Северной Европы, где производится добыча нефти, ситуация невыгодна – их доля на рынке сокращается.

Группа 4: падение цен сказалось скорее отрицательное

Страны: Иран, Кувейт, Алжир

Иран вновь выходит на рынок после недавнего снятия с него санкций. Сегодняшняя стоимость барреля делает выход Ирана убыточным. Кувейту тоже выгодна высокая цену за баррель, потому что ему необходимо сбалансировать бюджет. В Алжире схожая ситуация – денег в бюджете нет из-за маленького дохода с экспорта. Так же отмечены ухудшение уровня жизни и застой в связанных с нефтью отраслях экономики.

Группа 5: падение цен сказалось отрицательно

Страны: Россия, США, Канада, Бразилия, Венесуэла

Всем этим странам, кроме Венесуэлы, из-за низких цен на нефть придется сократить добычу в месторождениях с дорогостоящей технологией добычи (сланцевая нефть в США, нефтеносные пески Альберты в Канаде). В бюджете России на 2016 год была заложена цена за баррель в 50 долларов. Бразилии тоже нужны высокие цены на нефть, чтобы привлекать инвесторов и разрабатывать ее сверхглубокие месторождения. Венесуэла так же сильно пострадает от низких цен – сократится доход от экспорта. Что может привести даже к дефолту.

№4 (406)



    Реклама



    Реклама